Дата публикации: 16.02.2017
Рубрика: Чтение
Добавить к себе в заметки

Лекарство

Автор: Ц.-Ладимирская
Кто-то, как буд-то толкнул,  нет,  дернул со всей силой за руку.  Она вздрогнула всем телом. Испуг заставил сердце работать так, что не был слышен шаг часов. Широко раскрытые глаза, взгляд  в  потолок, в окно, приподнятая с подушки голова... Усилие...Концентрация внимания... Сознание возвращается в реальность….
«Господи, это же сон, почему, почему  он снится….?» - произнесла она шепотом.
    Она перекрестилась, и смотря в окно прошептала:
«Ночь прочь, и сон прочь. Аминь». Так учила её  в детстве бабушка, если бывало что-то пугало её во сне и она просыпалась.
    Обычно, после такого пробуждения заснуть ей не удавалось. Поворачивалась на бок, смотрела в окно   до самого рассвета. Её квартира  была на  последнем этаже старого, бывшего  доходного дома в центре Питера. Глядя в окно с кровати, ей всегда было видно небо,  ни крыши, ни деревья, ни трубы, а небо, со всех сторон только оно. Если погода была милостива, и  не было облаков,  то ее глаза утопали в иссиня-черной  ночной  глубине. Из небесных подруг  была  только «Полярная», остальные были  не видны, увы,  мегаполис с его освещением, съедает завораживающую небесную  красоту.
    Рассвет еще не приближался,  заходить к ней в окно он как буд-то не спешил, а точнее, его не подпускала властная  Питерская  ночь.  
    В ноябре  день превращается в маленького и очень несмелого мальчика, он стеснителен, и взгляд его всегда опущен вниз, а шаги нерешительные и медленные. Если ему разрешают погулять, то только чуть-чуть, и тогда солнечный луч хоть на минуту, но выглядывает из вечной шапки бледно-серых облаков. Но очень скоро ему приходится уходить. И вот   тогда выходит, окутанная черной вуалью, её Величество Ночь.
    Осенняя ночь - это наглое, но  прекрасное создание. Она  приходит рано, шаги её плавные и уверенные одновременно, взгляд глубокий и лукавый. Порой кажется, что гостит она ровно столько, сколько считает нужным и уйдёт, когда сама того пожелает.
Но время и её владычества истекает, её права  лишь до 24 декабря, а  уж отсюда, день по минутке будет отбирать у нее все; день будет расти и  мужать,  будет всё чаще и чаще дарить улыбки  солнечных лучей, вместо серых мрачных теней появятся краски жизни. И все закружится, обновится, забудется, устроится…
    И сейчас, лежа в кровати, она  думала об этом и  ждала этого времени. Времени, когда после зимнего равноденствия начинает расти день.  Когда свет побеждает тьму.
    «Почему он мне  снится?»  - подумала она.
«Я ушла, нет, я  убежала от него, я больше там не работаю, я больше его не вижу, не слышу, я ему ничем не обязана, и он свободен от меня, я приняла это решение,  я разорвала эту цепь. Я приучаю себя о нем не вспоминать, а если и вспоминать, то что-то  обидное, и этой обидой задавить все другие мысли о нем, и все  чувства к нему, но он вошел в меня, как болезнь, а лекарства нет…» Такой  хоровод носился  в её голове. Но  вдруг, небеса разверзлись,  среди всех этих мыслей  прорывается одна,  та, которая все перечеркивает, сводит на  «нет» всё до селе предпринятое.
«Я скучаю по нему!» -   произнесла она шепотом.
«Я скучаю по нему!» -  произнесла  она громче.
    Выдержка погорела окончательно!  Все увещевания, данные  самой себе, всё сильное, смелое и гордое куда-то исчезло, влажная поволока на глазах, и слезы  медленно покатились и пропали в  подушке. Всхлипы и крик  затерялись вслед за слезами, она натянула одеяло  поверх головы,  и никто её не слышит,  и никто ничего  не знает...Только ночь свидетельница её мытарств.
    Она одна, совершенно одна, ни одно человеческое слово ей не услышать, ни одна рука не прикоснется к ней, света не будет, будет вечная ночь за окном и будет вечная ночь на  душе, и не будет этому конца…Об этом она думала, рыдая в подушку.
        Но, женщина! Твой  дух удивительно  силён! И когда твои женские обиды, горести  и  слабости, кажется,  покорили  тебя, взяли  в плен, скрутили и разрывают  тело и душу, вот тут, неожиданно,  срабатывает закон самосохранения, и тогда все клеточки твоего тела объединяются для достижения одной цели — уберечь  тебя, родная,  от саморазрушения, остановить тебя от неверного шага.  И ты останавливаешься. Ты очнулась.
     Она прекратила плакать,  заметила, что сердце потихоньку замедляет шаг, и уже  не так рвется из груди. Скинула одеяло с головы,   дыхание стало ровнее, взгляд вновь устремился  в ночное небесное пространство. Ей  подмигнула  подруга «Полярная», как бы говоря:
« Ну все, милая, хватит!  Уж слишком много воды».
    Она вытерла слезы, повернулась на спину и сказала уже не шепотом, а немного сиплым, но более спокойным голосом:
«Ишь  ты,   влюбилась, как сажа в рожу влепилась».
    Закрыла глаза, и попыталась ни о чём не думать. Но не думать совсем,  для неё   было невозможно, тогда она решила вспоминать поговорки, каким научилась от бабушки. Воспоминания о деревенском детстве всегда вызывали улыбку на её лице. Ещё совсем маленькой она узнала  много   поговорок и  прибауток, которые  так лихо и в тему говорила,  работая по  хозяйству,  её бабуля.  Она невольно переняла эту привычку и ввела её в свою жизнь. За что подруга называла  её «внучкой Даля».
И  ей припомнилось:
«Чеснок семь недугов изводит. Лук семь недугов лечит», -сказала она вслух и улыбнулась.
«А вот и лекарство нашлось, и  от тоски,  и от уныния, и от глупости», -   сказала она, продолжая улыбаться.
    Эти восемь слов по-настоящему её развеселили, она быстро встала с кровати, прошла из спальни в первую комнату, включила свет и подошла к зеркалу. Из зеркала на нее глядела молодая женщина с красными, припухшими от слёз глазами, немного распухшим и   красноватым носом.
«Хороша, как писаная миска», - сказала она,  и  засмеялась.
«Красней красного солнышка, ясней ясного месяца», -  сквозь смех продолжала она, поставив руки в боки и поворачиваясь  перед зеркалом.
«И личиком бела,  и с очей весела,» - произнесла она уже  немного на распев.
«Без плачу у бабы дело не спорится», -  вздохнула, продолжая улыбаться, слегка притопнув ногой о пол,  подняла  гордо голову так, чтобы свысока  окинуть себя смешливым взглядом,  и рассмеялась уже в полную силу. Из зеркала на нее смотрела красивая и  сильная  женщина.
    В Троицком соборе  звонарь известил об  утренней службе.  Она подошла к окну.  Светало.
    «День  сегодня  будет ясный, вчера солнце чисто садилось, не в облака»,- сказала она и потянула руки вверх, встав на цыпочки.
    «Чеснок семь недугов изводит. Лук семь недугов лечит», - произнесла ещё раз и пошла в ванную,   улыбаясь, улыбаясь, улыбаясь...

Комментарии
Реклама
Письма читателей
Реклама
Липовый чай
Календарь событий
28
Мая
Ничего не найдено