Дата публикации: 10.12.2016
Рубрика: Творчество
Добавить к себе в заметки

Чайку не желаете?

Автор: Елена Чулкова
«Все меньше тех вещей, среди которых
Я в детстве жил, на свете остается…»
А.Тарковский. «Вещи»
    Более тысячи подстаканников, отличающихся по материалу, дизайну, технике изготовления и тематике, стали главным украшением интерьера квартиры 33-летней петербурженки Анны Сенькиной.
    Некоторые экземпляры ее частного собрания жители и гости Санкт-Петербурга впервые увидели на мини-выставке, которая проходила в Музее антропологии и этнографии им.Петра Великого Российской Академии наук (Кунсткамере) и была организована совместно с коллективом Музея кофе в ходе мероприятия «Клич на КиЧ»(прим. автора:КиЧ - кофе и чай). Каждый экспонат - отражение того или иного исторического периода в судьбе российского государства. Благодаря кропотливому поисковому труду коллекционера-любителя и организаторам первой такой выставки в крупном музее посетители получили уникальную возможность познакомиться с подстаканниками второй половины XIX века,прошлого столетия, а по изображенным на них сюжетам проследили историю СССР.
Одна, но пламенная…
Милая, хрупкая, общительная и умная, как отзываются о хозяйке коллекции ее друзья и знакомые, Анна не считает свое необычное хобби данью моде, чрезмерным поклонением антиквариату или чем-то из ряда вон выходящим. Недаром симпатию к подстаканнику она иронично называет «страстишкой». История эта в жизни будущего кандидата филологических наук, библиографа Российской национальной библиотеки, посвятившего немало статей истории учебного книгоиздания XIX века, началась случайно. По окончании филфака в течение нескольких лет Анна серьезно занималась этнографическими исследованиями, изучением антропологии малых городов, в том числе старейшего города Бологое. Более 500 лет прошло с момента образования важного транспортного узла, где сохранились старинные вокзалы и железнодорожное оборудование начала XX века. Шесть лет назад, находясь в очередной антропологической экспедиции в этом известном городе железнодорожников, что на северо-западе Тверской области и в 320 километрах к югу от Петербурга, 20 ученых, одним из которых была Анна, решили встречать здесь Новый год. Вечеринку единогласно посвятили теме стальных магистралей. Анне пришла в голову на первый взгляд смешная, но и одновременно оригинальная идея: подарить каждому из коллег неофициальный символ российских железных дорог, то есть подстаканник. Ведь при виде его мы тут же вспоминаем перестук колес, проводника с его согревающим душу вопросом: «Чайку не желаете?» и слышим, как звенят чайные ложечки…
Найти двадцать алюминиевых подстаканников в местных комиссионных магазинах не составило труда. Сюрприз удался, а главное, очень понравился и запомнился участникам веселого новогоднего праздника. С тех пор подстаканники навечно поселились в сердце и доме Анны. Интерес к ним проявляет и маленькая дочь Соня. Они не только украсили собой целую стену в одной из комнат уютной квартирки и в целом интерьер, разместившись на видном месте – специальных полочках, но и стали обязательными атрибутами чаепития в кругу семьи и с гостями. Тем более что чай здесь пьют часто, с удовольствием и исключительно из стаканов в подстаканниках. Достаточно сказать, что в доме нет ни одной чашки. Подстаканники расширили спектр интересов хозяйки, кругозор, знания об историческом прошлом. Настолько, что филолог-коллекционер всерьез задумывается о написании глубокого диссертационного исследования. Хороший информационный повод налицо.
Если б экспонаты говорили
Предметом гордости коллекционера является «Занавес», предположительно первый подстаканник, изготовленный из алюминия, с указанием ГОСТа от 1954 года. Наряду с изделиями из легкого и ковкого металла есть в подстаканном царстве латунные, покрытые цветной эмалью, стальные, мельхиоровые, фарфоровые, керамические, стеклянные, из кружевной скани, вологодской бересты и даже…сплетенные из лозы!
Каждый новый экспонат становится «любимым-прелюбимым», принося с собой в дом частицу тепла и уюта. Особый интерес у Анны к подстаканникам с дарственными надписями. Сколько уникальных и редких фактов можно было бы узнать, если бы экспонаты домашнего музея вдруг заговорили! В числе раритетов – долгожитель, выпущенный в 1872 году в Варшаве на фабрике мельхиоровых и бронзовых изделий братьев Хеннеберг, о чем свидетельствует клеймо с надписью WarszawaB.Henneberg. Кроме изделия братьев Хеннеберг в коллекции Анны есть несколько экземпляров, произведенных в Польше в конце XIX-начале XX века.
Зеркало истории  
По наблюдениям Анны, достоверно никому не известна «биография» и точная дата рождения первого подстаканника. Бытует мнение, что у подстаканников английские, иранские, турецкие корни, обусловленные давней традицией чаепития, переместившейся в Россию либо в ходе военных конфликтов, либо в процессе развития торговых отношений.
Большая часть коллекционеров-исследователей, в том числе и Анна, склоняются к гипотезе о появлении подстаканника в 18-19 веках, когда изначально он являл собой предмет роскоши, чаще всего выполненный из серебра. По сведениям филолога, о русском чаепитии и его непременных атрибутах, в том числе подстаканниках, писали А.П. Чехов, Н.С. Лесков, В.А. Гиляровский. В повести «Цветы запоздалые» (1882 г.) Чехов, поклонник подстаканника из серебра, детально описывает ожидание героями церемонии чаепития: «Топорков, в ожидании чая, просидел минут десять. Сидел он и глядел на педаль рояля, не двигаясь ни одним членом и не издавая ни звука. Наконец отворилась из гостиной дверь. Показался сияющий Никифор с большим подносом в руках. На подносе, в серебряных подстаканниках, стояли два стакана: один для доктора, другой – для Егорушки. Вокруг стаканов, соблюдая строгую симметрию, стояли молочники с сырыми и топлеными сливками, сахар с щипчиками, кружки лимона с вилочкой и бисквиты». Упоминание о роскошной подставке для стакана есть и в другом ироничном чеховском рассказе «Живой товар» того же раннего периода: «На столе сиял, сверкал и блистал чайный сервиз с серебряным самоварчиком во главе. За столом сидел Иван Петрович. Он держал в руках серебряный подстаканник и пил чай». Описание ужина с чаем приводится и в романе И.Ильфа и Е.Петрова «Золотой теленок» (1931 г.): «Разные люди сидели в вагоне-ресторане... Ударники принесли еду с собою в бумажных пакетах и налегли на чай с лимоном в подстаканниках из белого крупповского металла». Речь идет о «крупповском металле», то есть нейзильбере (в переводе с немецкого «новое серебро» или сплав меди, никеля и цинка),фабрики посеребренной посуды австрийского предпринимателя Артура Круппа.
Анна подчеркивает, что женщинам в дореволюционной России было позволено пить чай из фарфоровых чашек, а мужчинам – из стеклянных бокалов. Об этом упоминает в своей книге «Чай, его история, свойства и употребление» (1980 г.) В.Похлебкин: «Мужчинам чай подавали в стаканах с подстаканниками, а женщинам – в чашках».
По сведениям коллекционера, со временем подстаканник перестал быть роскошью и, начиная приблизительно с середины 1920 года, его можно было встретить в широких слоях населения, от чиновника до крестьянина и рабочего. Дореволюционных экспонатов в коллекции Анны мало. Львиную долю собрания составляют изделия, рожденные советской эпохой и революцией. Глядя на сюжеты «средств пропаганды», можно воссоздать практически всю историю страны. Здесь нашли отражение важные персоны и такие события политической, культурной, производственной сфер жизни, как освоение космоса, партсъезды, выставки, олимпиады разных лет, новостройки, юбилеи, трудовые и военные достижения. К примеру, «МГУ» выпущен к открытию здания Московского государственного университета, возведенного в 1953 году. «За мир и дружбу» посвящен Всемирному фестивалю молодежи и студентов, который проходил в Москве в 1957 году. «ВСХВ» и «ВДНХ» увидели свет в честь Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Ее торжественное открытие состоялось 1 августа 1954 года, а в 1959 году она переименована в Выставку достижений народного хозяйства (ВДНХ). Немало сюжетов посвящены освоению космоса человеком – «Спутник», «К звездам!», «Советский космос». На многих «свидетелях» советского прошлого центральной является фигура вождя пролетариата, кстати, по сведениям некоторых исследователей, коллекционировавшего подстаканники. Интересна история, рассказанная Анной о возникновении подстаканника с изображением ледокола «Ленин» в окружении льдов с пингвинами. Художник допустил оплошность, соединив невозможное. Этот ледокол ни разу не ходил к южному полюсу, а в Арктике, как известно, никогда не обитали пингвины. Среда их обитания – Антарктида. По мнению Анны, подстаканник ориентировочно был выпущен в конце 1950 года одновременно со спуском на воду ледокола, и кораблю пророчили большое будущее. Тогда, видимо, никто не мог предположить, что дальше северных широт судно не пойдет.
В собранных Анной изделиях, выполненных в разных художественных стилях, воплощены образы выдающихся личностей, отражены темы культуры, искусства, литературы; города, памятники и архитектурные сооружения; типичные народные сюжеты, картины природы, животные, охотничьи сцены, птицы, фруктово-ягодные и цветочные композиции, геометрические орнаменты, простые и сложные узоры…  
А какая география! Здесь и Новоафонская пещера, и Спасская башня, и Ереванский театр оперы и балета, и памятники писателям Пушкину, Горькому, Гоголю, полководцам Суворову и Богдану Хмельницкому. Привлекают внимание экспонаты с клеймом «ЮМ»(фабрика «Мстерский ювелир», Владимирская область) - «Зимняя тройка» в нескольких вариантах и «Летняя тройка». По поводу «Летней тройки», где показан Радищев, как убеждены литературоведы, Анна заметила, что коллеги пообещали найти для нее картину, с которой позднее была сделана чеканка. Потрясающе красивы экспонаты с видами былинных («Богатырская застава»), сказочных («Сказки Пушкина») и басенных персонажей («Лиса и журавль»), парусников.
Широко представлены подстаканники, произведенные в советские годы на заводах «Московский ювелир», «Мстерский ювелир», фабрике артели «Ленинградский эмальер» с яркими медальонами, где изображены достопримечательности двух столиц: Большой театр, собор Василия Блаженного, памятники Минину и Пожарскому, основателю Москвы Юрию Долгорукому, Петру I («Медный всадник»), Петропавловская крепость, центральный фонтан в Петергофе («Самсон, разрывающий пасть льву»), здание Смольного института, решетка Летнего сада и другие.

Дело мастера боится
Подстаканник имел не только практическое, утилитарное назначение, как полезная в быту вещь, но и являлся произведением декоративно-прикладного искусства, уникальной, штучной работы мастеров. Поэтому в коллекции Анны практически нет повторяющихся экземпляров, у каждого разный характер, отражающий внутренний мир мастера-исполнителя, за исключением штампованных в промышленных масштабах страны.
По словам Анны, обнаруженные клейма на этих удивительных произведениях ручного и машинного труда, а также техника исполнения (художественное литье, штамповка, гравировка, чеканка, ажурная скань (филигрань) свидетельствуют о том, что ориентировочно до 1990 года в Советском Союзе работали десятки заводов, предприятий и ремесленных мастерских, в том числе во благо подстаканника. С развитием машиностроения, металлургии, военной промышленности их производство возросло в несколько раз.
Причем есть точка зрения, что родиной этой архаичной вещи считается славный город-герой Волгоград. Действительно, немало произведений («Ромбы», «Лиана», «Волгоград») на счету умельцев Волгоградского опытного завода «Сувенир», существующего с 1970 года. С увеличением потока  пассажиров основным заказчиком востребованного атрибута, конечно, было и остается им до сих пор Министерство путей сообщения (ныне ОАО «РЖД»), о чем свидетельствует железнодорожная символика - МПС - на соответствующих экспонатах прежних лет.
…Поезд трогается, и вскоре до вас доносится позвякивание чайных ложечек. В купе заглядывает проводник – вот они, знаменитые подстаканники! Чайку не желаете?

Работница, 10.2016

Комментарии
Реклама
Письма читателей
Реклама
Липовый чай
Календарь событий
24
Июня
Ничего не найдено