Дата публикации: 20.05.2020
Рубрика: Дети
Добавить к себе в заметки

ОТЦОВСКИЙ РЕМЕНЬ: ЗА ИЛИ ПРОТИВ?

Перед крепким молодым мужчиной почти двухметрового роста стоит щуплый восьмилетний мальчик. Он бледен, испуганно смотрит на отцовскую руку, сжимающую ремень. Маленький человек знает, что сейчас произойдет: отец спросит для порядка, как сын разбил его телефон. Пропустит мимо ушей отчаянное «Нечаянно!», заставит спустить штанишки и начнет бить долго и неумолимо. Будут жгучая боль, стыд, синяки, «чтоб неделю помнил». Мальчик боится страдания, но сильнее боли (он снесет ее стойко—ведь это не в первый раз) страшит его слабо осознанное, очень острое ощущение отвращения к отцу, к тому самому человеку, который ходит с ним на рыбалку, учит играть в шахматы. Он ведь любит своего папку и спустя два-три дня после порки забудет обиду, но сейчас отец ненавистен ему, мальчишеское сердце сжимается от этого страшного чувства, а в голове беспомощно бьется: «0н не будет, он же хороший!» Но всегда ли будет забываться обида? Не погасит ли ненависть естественного и горячего сыновьего чувства?! А ведь телефон действительно лежал на самом краю журнального столика, который Коля нечаянно задел ногой, когда упал, зацепившись за свернутый ковер... 

belt-2198931_1920.jpg
Не подумайте, что этот папаша — какой-то изувер или неврастеник, не умеющий сдержать своего гнева. Он корректен с товарищами по работе, ровен в общении с соседями и родными. Скажите ему, что он не любит сына, возмутится: 
— Вы соображаете, что говорите? Конечно, люблю! Но не хочу, чтобы он безобразничал. Учу порядку, требую, чтобы ценил и берег вещи, за которые заплачены немалые деньги, нажитые трудом, заметьте. И телефона ему хоть и жаль, но не до такой степени, как жене, которая «умыла руки", предоставив супругу вершить расправу. Но у этого человека твердое и, к сожалению, непреклонное убеждение: детей надо время от времени бить, чтобы не повадно было повторять про поступки, чтобы боялись, слушались и уважали родителей. Ведь его тоже пороли, «и ничего — человеком вырос». 
В нашей стране немало семей, где крик, злобная брань, грубость определяют тональность в общении с детьми. «Ты что, садист, хочешь меня в могилу загнать?» — орет на заупрямившегося малыша полная жизненных сил молодая женщина. «На нервах моих играешь, паразит?! На работе издергали, а тут еще ты!» — визжит другая разгневанная родительница. «Ты человек или животное?!» — это уже мужской голос. И сыплются пощечины, шлепки, подзатыльники... 

Увы не единичные случаи, а довольно распространенное в родительской практике явление. Детей бьют. От неумения найти верный тон в общении с ребенком, от распущенности и нежелания сдержать свои «нервы», неграмотного или малограмотного представления о возрастных особенностях детей. В нашей школе с первых дней Советской власти отменены телесные наказания, и всякая попытка нарушить запрет сурово карается законом. Но давайте будем до конца откровенны — всегда ли мы, родители и учителя в школе помним, что не только телесные наказания входят в оскорбления ребенка, но и обидные слова и повышенный тон! 

А во многих художественных произведениях герои вспоминают о порке, подзатыльниках, затрещинах как о милых эпизодах далекого детства. 
Очень хочется, чтобы мысль о полной недопустимости жестокости по отношению к детям была поставлена в нашей жизни остро и бескомпромиссно и стала предметом широкого обсуждения читателей. Как вы относитесь к наказанию детей?


Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
11
Августа
Ничего не найдено