Дата публикации: 25.01.2020
Рубрика: Гостиная
Добавить к себе в заметки

Евгения Ханаева

Автор: Кира Буренина

В своих ролях она была эксцентричной, напористой, аристократичной. А в жизни – ранимой, не умеющей отказать, скромной. Евгения Ханаева помнится всем по ролям в фильмах «Розыгрыш», «По семейным обстоятельствам», «Старый новый год», «Блондинка за углом». Собственно, именно кино принесло не очень востребованной поначалу актрисе МХАТа всенародную любовь и славу, а еще деньги, много денег. И она знала, как их потратить. Дочь известнейшего оперного певца  Большого театра Никандра Ханаева, любимца Сталина, Евгения  с детских лет была окружена роскошью – будь то декор закулисья Большого, где девочка буквально пропадала днями и ночами, или обстановка квартиры в Брюсовом переулке – в знаменитом доме, где жили артисты Большого, МХАТа и Малого театра. 

Когда к ней пришла слава, Ханаева стала тратить гонорары за фильмы на антиквариат, картины Шишкина, изящные безделушки – все самое дорогое и элегантное. Не зря ее героини в кино, в основном, дамы в изящных костюмах, перчатках и шляпках – дамы безвозвратно уходящей эпохи… 

В самой актрисе действительно что-то было от уходящей эпохи – вернее, от ее стандартов. До семидесятых годов, т.е. до момента, когда руководителем МХАТ стал Олег Ефремов, она практически не появлялась на сцене. Но предложения перейти в другие театры, в частности, «Современник» неизменно отклоняла. Ей важно было служение одному идолу, одному театру, где были задана высочайшая планка мастерства. Она застала мхатовских «стариков» еще в полной их силе, училась у них, и была воспитана традициями Московского Художественного театра.  

102_hnPDLih.jpg

Мало кому известно, что Евгения Ханаева поступила в Щепкинское училищие «подпольно», параллельно сдавая экзамены в МГУ на юридический факультет. В результате она стала студенткой двух учебных заведений, и когда Никандр Сергеевич Ханаев, ее отец, случайно узнал, что она учится в «Щепке», в доме случился скандал. Но Женечку это не остановило. Она твердо решила стать актрисой. После войны она вновь поступила в театральный ВУЗ, на этот раз в Школу-студию МХАТ. Начала все сначала, три года обучения в «Щепке» ей не зачлись. Она была талантлива, это бесспорно. Была музыкальна, играла на фортепьяно, пела, танцевала и была даже удостоена персональной стипендии имени Чехова. Но… мастера, преподававшие в Школе-студии, дружно предупреждали молодую стипендиатку – с такой внешностью, как у нее, роли героинь, тем более во МХАТе не получить. Так оно и вышло. Изредка появлялась Евгения Ханаева в роли бессловесных девушек и бабушек на сцене МХАТа и снова пропадала. Но она ждала. Ждала своего часа наперекор всему. Театральные неурядицы сплетались с неурядицами в личной жизни. Первый раз Евгения полюбила, еще будучи студенткой. Она влюбилась в известного на всю страну спортсмена и артиста Константина Градополова.  Чувство было взаимным. Евгения и Константин прожили вместе в гражданском браке около пяти лет, а потом расстались. Без упреков, без сожалений. Любовь истаяла, и вернуть ее было невозможно. Но на душе Евгении все равно царило смятение, ей нужно было кого-то любить и обязательно чувствовать себя любимой, защищенной. Однажды на знаменитом мхатовском вечере отдыха ее пригласил на танец скромный молодой человек. Он не был красавцем, как оказалось, он даже не был артистом. Анатолий Успенский, сын главного бухгалтера МХАТа, влюбился в Ханаеву. Он ухаживал за ней очень трепетно, она принимала ухаживания. Дело дошло до предложения руки и сердца… Семья главбуха и конечно, Никандр Сергеевич были против такого, как им казалось, мезальянса.  Обе стороны твердили: «Это не наш круг». Но молодые люди поступили по-своему. Свадьба состоялась, а в 1953 году у Евгении родился сын Владимир. Прошло несколько лет, и  Ханаева поняла:  любовь прошла.  А что делать, она не знала. Хорошо, что в актерской ее жизни наметился серьезный перелом: сначала пришли роли в кино, начиная с 1972 года, Евгения практически каждый год появлялась  в новинках экрана, а с 1977 года стартовало самое удачное по своей плодотворности десятилетие в театре. Олег Ефремов занял свою любимую актрису практически во всех спектаклях театра. 

И к этому моменту относится еще один судьбоносный выбор. На сцене партнером Евгении Ханаевой в нескольких постановках был актер Лев Иванов. Прекрасная внешность, харизма, аристократизм. (именно он сыграл декабриста Раевского в фильме «Звезда пленительного счастья»). Однажды, во время спектакля между ними вдруг пробежала искра.  Искра человеческого интереса и как бы сейчас выразились сексэпила – чувственного переживания. Артисты пытались было ее игнорировать, но встречаясь на репетициях, в буфете театра, разговаривая друг с другом, они понимали, что их буквально накрывает волна.  Как всегда, в мужчине Евгения нашла то, что искала – мужественность и защиту. А он нашел в ней нежность. Море нежности и любви. Но воссоединиться они не могли. Она была замужем, растила сына, а Иванов был женат.  Как в самых заезженных сериалах сюжет был предопределен: влюбленные и уже не очень молодые люди были на виду у всех. Досужие языки болтали сплетни, «доброжелатели» доносили то мужу Ханаевой, то жене Иванова пикантные подробности… Чувство порядочности вскоре заставили Евгению Ханаеву решиться на отчаянный шаг. Она развелась с Анатолием Анатольевичем и оставила сына Володю воспитываться у отца. Решение было архитяжелым, но актриса понимала: за все надо платить, особенно за любовь. К сожалению, развестись с женой Лев Иванов не мог.  Его супруга была безнадежно больна, и чувство порядочности не позволяло ему бросить ее. Так и существовали: две планеты, объединенные одним полем притяжения, но все равно далекие друг от друга.  От чувства безнадежности спасали работа, хобби, любимая дача, друзья… А еще автомобиль.  Ханаева с упоением водила машину. Первый автомобиль был подарен отцом, потом она могла заработать на новое увлечение самостоятельно, и вовсю раскатывала по Москве и Подмосковью. Когда она была за рулем, забывала о разных неурядицах.  Как-то раз на перекрестке ей пришлось резко затормозить.  Голова запрокинулась назад, и Евгения почувствовала в затылке острую боль, которая, впрочем, сразу отпустила. А спустя несколько недель на нее обрушилась такая боль, что актриса вынуждена была обратиться к врачам.  Доктора назначали массаж, физиотерапию, курсы лекарств… Но безрезультатно, боль не уходила, а только становилась все сильнее.  На сцену Ханаева выходила, собрав всю свою волю в кулак.  И однажды она словно что-то почувствовала, что-то неладное, потому что впервые за девятнадцать лет позвонила бывшему мужу, поговорила с сыном. Владимир приехал к ней, вместе они навестили могилу деда, Никандра Сергеевича на Введенском кладбище и говорили, говорили, наверстывая упущенные годы.  В 1987 году она обратилась к известному хирургу Канделю. Тот поставил страшный диагноз – поврежденный во время давней аварии шейный позвонок врос в ствол черепа, на этом фоне развилась опухоль головного мозга. Шансы выжить после сложнейшей операции невелики. И Евгения Никандровна решилась на нее.  Она любила жизнь, была счастлива несмотря ни на что, благодарила судьбу за то, что та подарила ей горькое и одновременно сладостное чувство любви.  Но после операции Ханаева почти не приходила в сознание. Лежащей в реанимации, опутанной проводами и трубками актрисе, доктор зачитал приказ о присвоении ей звания народной артистки СССР. Но этого она уже не слышала.  Она была далеко и вместе с тем рядом с теми, кого любила всю жизнь. 

Она умерла в возрасте 66 лет и похоронена рядом с отцом на Введенском кладбище. Последняя и главная любовь ее жизни Леонид Иванов пережил ее на всего на три года.


Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
03
Апреля
Ничего не найдено