Дата публикации: 03.09.2019
Рубрика: Гостиная
Добавить к себе в заметки

Ольга Леонардовна Книппер-Чехова

Автор: Буренина Кира

O._Knipper-Chekhova_by_Sergey_Malyutin.jpg


Отношение к Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой ( в театре ее шутливо прозвали «Герцогиней» и «Ольгой Леопардовной») всегда было особым. Всех, кто окружал ее, поражало сочетание высокой духовности, блестящего ума, образованности, интеллекта и абсолютной простоты. Она была одинакова и с почтенными знаменитыми, и с молодыми неизвестными. Всегда жизнерадостная, щебечущая как птица с лукавыми живыми глазами, она умела покорять сердца мужчин. В игре Книппер отмечали сценическое обаяние и искренность - она словно не играла, а жила на сцене. Была элегантна и такой осталась до конца жизни. Актрисы Художественного театра вообще славились своими туалетами – закрытые платья, скромные блузки, строгие костюмы, никаких «криков моды», блеска и вычурности. Ольга Леонардовна удивляла своим умением одеваться. Великолепно знала французский и английский язык, на гастролях в Америке читала «Шуточку» Чехова на английском, чем сразила сердца публики. Критики писали, что вдова великого Чехова по праву может считаться самой элегантной леди своего времени.

Антон Павлович Чехов, кумир молодежи конца 19-начала 20 века, приметил красивую талантливую актрису Ольгу Книппер после спектакля Художественного театра – «Царь Федор Иоаннович». В 1989 году она познакомилась с ним на премьере пьесы «Чайка». Играла с бронхитом и температурой, но очаровала русского писателя навсегда. Очаровала своим лицом, голосом, величием.

«Негромкий», серьезный, с грустными глазами и с пятнами румянца на щеках – таким запомнился актрисе Чехов после первой встречи. Как-то после спектакля за кулисы к Ольге Леонардовне пришел ее друг, актер Александр Вишневский, он и познакомил ее с сестрой Чехова Марией Павловной (ее Ольга всю жизнь потом будет называть «Мапа»). Сестра писателя пригласила Ольгу в Мелихово, где Книппер провела три дня. Потом сам Антон Павлович нанес ей визит – он, который редко наносил визиты. После этого между Книппер и Чеховым завязалась переписка. В тому времени у Чехова открылся туберкулез, и он вынужден был подолгу жить в Ялте. Актриса не могла оставить Москву и театр, роман Чехова и Книппер развивался в письмах. Осенью 1900 года Чехов приехал в Москву, чтобы поставить «Три сестры», в котором Книппер играла Машу. Хотя Чехов и Книппер, как это принято говорить сейчас «встречались» долго, повенчались они лишь в 1901 году, причем о свадьбе знали немногие. Не знал о венчании даже брат Чехова Иван Павлович, с которым Чехов встречался всего за час до венчания, он узнал о свершившемся постфактум.

После венчания отношения сестры писателя и его супруги изменились. Пока продолжительная связь не была узаконена церковью, все было хорошо, и отношение к Книппер было самое снисходительное. Но в те далекие времена положение Ольги было весьма двусмысленно, и это не могло не волновать ее родных. Книппер часто обвиняют в том, что она «женила Чехова на себе, а потом бросила». Но Чехов любил Ольгу такой, какая она была на самом деле, и понимал, что она не мыслит своего существования без сцены. Сохранились письма Чехова, адресованные Ольге:» … не знаю, что сказать, кроме одного, что я уже говорил тебе 100 000 раз и буду говорить, вероятно, еще долго, что есть что я тебя люблю – и больше ничего. Если теперь мы не вместе, то виноваты в этом не я и не ты, а бес, вложивший в меня бацилл, а в тебя – любовь к искусству».
Часто Чехову приписывают роман с Ликой Мизиновой. Мария Павловна иногда рассказывала о Мелихове, о его гостях, именно она привезла туда «Ликочку» (они вместе учились в школе живописи в Мелихово). «Лика была влюблена и активна», - так вспоминала сестра писателя об авансах, которые делала Мизинова в отношении Чехова. Впрочем, тема взаимоотношений Чехова с женщинами – тема вообще не до конца понятная. Сколько их было «единственных», которым так и не удалось женить Чехова на себе? Ольга Леонардовна и Антон Павлович даже в разлуке чувствовали себя настоящей семьей. Как только позволяли театральные дела, Ольга летела в Ялту. В эпоху печек и свечей, когда в ванну воду набирали ведрами, Ольга часто помогала хворающему писателю. Она впоследствии часто вспоминала о странности воспитания в семье Чеховых, о том, что Мария Павловна никогда не входила к брату, если он был одет по-домашнему, и никогда не предлагала помочь поставить компресс или «шпанскую мушку». Антону Павловичу приходилось все делать самому. А для Ольги Леонардовны это было естественным и она, когда приезжала в Ялту, просто и ловко сама все делала. Вот отрывок из письма Ольги Леонардовны к племяннице Аде Константиновне Книппер: «Ты пишешь о наших отношениях с Антоном Павловичем. Да эти шесть лет, что я его знала, были мучительны, полны надрыва из-за сложившейся так жизни. И все же эти годы были полны такого интереса, такого значения, такой насыщенности, что казались красотой жизни. Ведь я не девочкой шла за него – я поражена была им как необыкновенным человеком, всей его личностью, его внутренним миром.»

После венчания Чехов и Книппер мечтали о детях, несмотря на то, что до женитьбы в своих письмах Чехов рассуждал, что нуждается в семье, где «не станет ползать ребенок и бить в медный таз ложкой...» Как напророчил - первая беременность Ольги в 1901 году закончилась выкидышем. В 1902 году она снова была беременна, но произошла трагедия. В театре на сцене не вовремя был открыт люк, и актриса упала с высоты нескольких метров. После этого она уже не смогла иметь больше детей. Зиму 1903-1904 году Чехов смог с разрешения врачей провести в Москве, где он участвовал в постановке пьесы «Вишневый сад». Ольга Леонардовна играла в пьесе Раневскую – эту роль она будет играть почти до конца своей сценической жизни. Обострение болезни потребовало лечения Антона Павловича в Шварцвальде, в Германии. В июне супруги отправились на курорт Баденвейлер. «В канун того дня я ездила во Фрайбург, - так впоминала актриса те дни, - Антон Палович попросил заказать для него светлый фланелевый костюм.» Дальше следовали воспоминания о русских студентах, которых она позвала, когда стало затруднено дыхание Чехова, о том, как он первый раз попросил врача, как кололи лед ножницами и ее шляпной булавкой, и его последние слова: «Я умираю» – по-русски, по-немецки - «Ich sterbe», и «Давно я, дуся, не пил шампанского». И еще о том, как она осталась одна, и про огромную черную бабочку, бившуюся о стекло балкона.
Антона Павловича похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище. Она продолжала писать ему, уже мертвому, рассказывала о том, как тоскует без него, как повсюду видит его образ…

Ольга Леонардовна никогда не говорила о Чехове «мой муж», никогда не называла себя «жена Чехова», и очень долго носила фамилию Книппер. Вторая часть фамилии появилась на гастролях, когда импресарио потребовалось привлечь публику в зал. Имя Чехова должно было сработать, и оно сработало.

f17ee0f1c49ac429bd9163728b97b866.jpg


В театральной среде не один год циркулировали упорные слухи о серьезных отношениях Книппер –Чеховой с актером МХАТа Василием Качаловым. Имеются сведения, что, когда она была уже немолода, Ольга Леонардовна сошлась с красивым молодым человеком, литератором, который был намного младше ее. Кроме того, есть воспоминания одного из родственников мхатовского актера, которому также приписывают длительный роман с Книппер. Что и говорить, Ольга Леонардовна была настоящей Женщиной с большой буквы. Как-то в Ялте, после войны Мария Павловна пошутила: «А помнишь, невестушка, как Владимир Иванович Немирович-Данченко на паперти Большого Вознесения, стоя на коленях, предлагал тебе руку и сердце? При живом-то муже! А о романе с Куприным тебе не хочется сказать?» На все это Книппер смущенно отвечала: «Глупости какие!». Однако в старости, на вопрос, почему она не вышла замуж после смерти Чехова, Ольга Леонардовна ответила: «Я никого не могла представить себе на месте Антона». Ее главной любовью был Чехов.
Она прожила долгую насыщенную жизнь. За несколько лет до смерти она попросила актрису МХАТа, которой особенно симпатизировала, Софью Пилявскую достать с антресолей чемодан. Когда Пилявская открыла крышку, у нее задрожали руки: это был чемодан Антона Павловича, и в нем лежали две батистовые сорочки, карандаш, пенсне со шнурком, рецепты длинного формата, прикрепленные резинкой к пузырькам. Просьба Ольги Леонардовны заключалась в следующем: «Мне нужно все точно распределить по музеям. В этой сорочке Антон Павлович скончался. Я не хочу отдавать ее такой. Ее надо выстирать и накрахмалить. Возьмешься?» И далее следует описание, как Пилявская стирала рубашку Чехова. Без понятного всем трепета его не прочитать.

В конце жизни Ольга Леонардовна жила одиноко. Умерли все, с кем она начинала службу на театральных подмостках МХАТа. «Зачем я живу?» - горестно восклицала актриса. Она скончалась в 1959 году, ей было девяносто один год. Книппер-Чехову похоронили на Новодевичьем кладбище рядом с могилой Антона Павловича. Вокруг – «дорогие могилы» тех, с кем она провела свою жизнь – Качалова, Станиславского, Немировича-Данченко. Они соединились. Репетируют дьявольски хороший спектакль. По пьесе Чехова.

Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
10
Декабря
  • День прав человека