Дата публикации: 01.03.2017
Рубрика: Гостиная
Добавить к себе в заметки

Наталья Огнева. Жизнь на кончиках Пуантов.

Наталья Огнева — лирическая и героическая танцовщица, одухотворенная и элегантная, с виртуозной техникой, тонко передающая стилистику произведения. Она выпускница Новосибирского академического хореографического училища, заслуженная артистка РФ, прима Театра классического балета под руководством Н. Касаткиной и В. Василёва.

Наталья, расскажите, пожалуйста, как вы пришли в балет?
В раннем детстве я занималась художественной гимнастикой и была к девяти годам кандидатом в мастера спорта. В этом возрасте я впервые увидела балет. В Томск, где я тогда жила, приехал на гастроли Красноярский театр оперы и балета. Давали «Лебединое озеро». Меня потряс этот спектакль, особенно третий акт, где Одиллия (Черный лебедь) танцевала с принцем, завораживала его, переворачивая весь сюжет, и спонтанно исчезала. Судьба моя была решена. Придя домой, я объявила всем, что буду балериной и мечтаю станцевать па-де-де Одиллии с принцем именно на этой сцене! В течение полугода я упрашивала маму, чтобы она отвезла меня в балетное училище. Не скрою, это сопровождалось большими трудностями, поскольку ни один здравомыслящий родитель не хочет отдавать своего ребенка в интернат, находящийся в другом городе. Но мечта моя сбылась: я поступила в Новосибирское государственное хореографическое училище, и через 8 лет на третьем курсе станцевала па-де-де Одиллии именно на той сцене, на которой в первый раз увидела балет «Лебединое озеро». После этого я всегда говорю: «Мечтайте! И да сбудутся ваши желания!»

А что было дальше?
Будучи ученицей, я приняла участие в первом балетном конкурсе хореографических училищ Сибири, где получила премию, а в 1994 году, защитив диплом, была приглашена в Государственный академический театр классического балета под руководством Наталии Касаткиной и Владимира Василёва.

Неплохое начало для молодой балерины: из Сибири в Москву!
Да, поначалу все складывалось вполне успешно: премьеры, вводы в спектакли текущего репертуара, гастроли, центральные партии в «Щелкунчике», «Золушке», «Ромео и Джульетте», «Сотворении мира», «Жар-птице». Гастрольные поездки в Италию, Францию, Англию, США, Мексику, Китай, ЮАР. В 1999 году Ирек Мухамедов, звезда английского королевского балета, предложил мне участвовать в программах в Лондоне. Три года я выступала со знаменитостями мирового балета. Вот что написал в своей рецензии известный критик Клемент Крипс: «Я восхищен Натальей Огневой, в хореографической миниатюре «Мазурка» Скрябина-Голейзовского она покорила сердца всех англичан». Дважды в эти годы (в 1997-м и 2001-м) я становилась лауреатом престижных балетных конкурсов в Москве и Вене, где получила еще и специальный приз жюри «За академизм и чистоту исполнения танца». Но вдруг пришла беда, наверное, одна из самых страшных для балерины — разрыв ахиллова сухожилия. Две операции,  сделанные за рубежом, результатов не дали. Приговор врачей был категоричен: «О танцах надо забыть. Хорошо, если будете ходить, не хромая». Моему отчаянию не было предела...

Действительно, приговор для балерины, но как вам удалось восстановиться и вновь вернуться на сцену?
Я очень хорошо помню свои ощущения в тот момент: несмотря на шум и суету вокруг, во мне стояла оглушительная тишина. Я потеряла все, не знала, что нужно делать. И тогда я пошла в церковь, где долго усердно молилась... После этого поняла —у меня остается последняя надежда: доктор Попов, возглавлявший центр «Третья медицина». Наутро, ковыляя на костылях, отправилась к нему на прием. Петр Александрович лечил меня по разработанной им особой методике исцеления травм. И случилось чудо: после трехнедельных занятий я пришла на прием в Центральный институт травматологии и ортопедии в туфельках на каблуках. А через несколько месяцев уехала вместе с труппой в Таиланд, где в балете «Дон Кихот» танцевала повелительницу дриад. Эта партия изобилует полетными прыжками и сложными вращениями, и мне хотелось проверить свои возможности. Вообще любая серьезная травма — приговор для артиста балета. Только если случай сведет с уникальным врачом, как в моей ситуации, то может быть новый толчок в творчестве и мастерстве. Ведь у меня был не просто разрыв ахиллового сухожилия, а повторный разрыв на оперированном месте и, если даже после первого разрыва мало кто действительно восстанавливается, то после второго это практически нереально. Возобновиться по-настоящему означает, что оперированное место стало лучше работать, чем до травмы.

Из вашего рассказа можно смело сделать вывод, что случайностей не бывает. Ведь ваш спаситель стал опорой в жизни…
Да, мы полюбили друг друга и поженились. У нас трое детей: двенадцатилетний Георгий, десятилетняя Мария и пятилетний Ванюша. Петр Александрович продолжает лечить, я продолжаю танцевать. У нас очень дружная семья. Ежедневно мы вместе тренируемся по системе доктора Попова и растем!

Вы действующая прима-балерина, родившая и воспитывающая троих детей. Развейте миф о том, что балет требует жертв материнства.  
Балет на самом деле требует жертв, но в моей ситуации большую поддержку мне оказывает муж, который очень хочет, чтобы я танцевала, и максимально помогает мне в этом.

Связаны ли ваши наследники с балетом? Полезен ли танец для детей вообще?
Георгий, Мария и Иван очень часто бывают на моих спектаклях. Администрация Московского музыкального театра «Новая Опера», где часто проходят наши выступления, даже знает их в лицо, так как мои дети всегда приходят с цветами и просят разрешения выйти на сцену, чтобы подарить маме букет. Маруся по возможности выступает вместе со мной. Я считаю, что танец — лучшая гимнастика для детей.

Как вы подходите к роли, с чего все начинается?
При подготовке партии я отталкиваюсь от драматургии, т.е от источника: а) автор, б) время происходящего действа, в) музыка, г) постановщик. Знакомлюсь с фильмами, другими исполнителями. Прежде чем браться за какую-то роль, я задаю себе вопрос, что я хочу и могу сказать ею? Затем начинаю собирать информацию, продумывать каждую деталь. Из всего сказанного рождается образ, который я хочу донести до зрителя. В первую очередь это внутреннее состояние, которое влияет на все: танец, жесты, мимику.

Может ли исполнитель донести до зрителя смысл без программки?
Это огромная работа и чувство ответственности. От меня зависит итог спектакля. По-моему, нужно думать, как зритель, и поднять его вместе с собой, вложить в него прекрасные чувства, чтобы он испытал удовольствие и потрясение от увиденного. Настоящий артист должен донести до зрителя смысл через движения тела, мимику, жесты. Ведь в каждом классическом балете есть драматургия, смысловая нагрузка. Если балерина проживает жизнь на сцене, то спектакль не может оставить равнодушным. Моя задача как артиста — чтобы зрители испытали восторг, восполнили то, чего им не хватает в жизни, и пришли снова. Полюбили балет. Это и есть наивысшая похвала.

Расскажите, как проходят сутки до спектакля?
Как правило, накануне спектакля я не люблю ходить в театр, репетировать.  Для меня важно духовно и эмоционально наполниться, погрузиться в тот образ, который я буду исполнять, настроиться, посмотреть, как танцевали этот балет лучшие балерины, накопить эмоции.

О чем вы думаете, когда открывается занавес и слышатся первые аккорды?
До выхода на сцену всегда есть легкое волнение, но как только ты оказываешься на ней, обо всем забываешь, погружаешься в мир спектакля и проживаешь его до конца. Подобное состояние трудно с чем-то сравнить,это счастье...

Как балерине договориться с дирижером и важно ли это?
Конечно, важно. Уникальность балета в том, что телом балерина должна дать возможность не только услышать, но и увидеть музыку. Мелодия и движения артиста должны быть одним целым. Я считаю, что в балете и опере дирижер должен тонко чувствовать артиста, и в этом его самое большое мастерство. Если дирижер хочет показать себя, то он должен играть произведения самостоятельно, вне оперы и балета.

Вы сторонница музыкального и осмысленного танца, объясните, что это значит?
Во время танца у балерины не должно быть случайных движений. Каждый жест, переходы, нюансы обязаны нести смысл и содержание. Ведь она разговаривает телом и душой со зрителем. Этот диалог очень выразительный, яркий, понятный, завораживающий, в чем-то даже гипнотический. Ведь не зря считается, что 90% информации человек получает визуально.

Балетный спектакль —это  синтез танца, музыки, актерской игры и художественного оформления. Какая тенденция распространена, по вашему мнению, в спектаклях нашего века?
Есть настоящий классический балет, он были будет. Это вершина балетного искусства и мастерства балерины. Современный балет —место проверки:  останется ли он на века, или же является спектаклем-однодневкой, что тоже нужно зрителю в данное время. Чтобы было понятнее: ведущая балерина классического балета может станцевать любой современный балет, а вот артист современного балета исполнить ведущие партии классического балета уже не сможет.

Какой жанр вам наиболее близок?
Конечно же, классический.

Как становятся примой?
Я не знаю, как у других, а у меня это исполнение самой большой детской мечты.

Какие качества нужны для этого?
В первую очередь большое желание, огромный труд. Нуа дальше решает воля случая.

Знали ли вы об этом, учась в хореографическом училище?
Когда я поступила в хореографическое училище, была готова, поскольку пришла из спорта, где были большие физические нагрузки, самоорганизация, конкуренция, работоспособность и многое другое. Главное то, что мне всегда хотелось танцевать, и, сколько себя помню, я всегда и везде это делала. И вот мое желание и мечта привели меня к цели.

Сложно ли танцевать с реквизитом на сцене? Были ли курьезные случаи?
С реквизитом танцевать непросто. Чаще всего это веера, кастаньеты, цветы, куклы, но все можно отрепетировать, если времени достаточно, и довести до совершенства. Главное — понять, что данная вещь необходима, полюбить ее и найти к ней подход. Бывали моменты, когда падали цветы, но это все мелочи. Однажды, когда я танцевала па-де-де из балета «Пламя Парижа» в Лондоне, отключили электричество. Впереди темнота, сзади темнота, и только сверху два дежурных водящих луча. И в такой вот ситуации мне пришлось танцевать вариацию, крутить фуэте и дотанцовывать коду. А когда балерина крутит 32 фуэте, она обязательно должна удерживать взгляд на какой-то точке в зале, иначе выполнить эту фигуру считается невозможным. Критики писали, что Огнева, как машина, даже фуэте в темноте «скрутила». Бывали моменты, когда гала-концерты проходили на открытых площадках, и начинался дождь. Но приходилось дотанцовывать, несмотря ни на что. Был еще один забавный случай на конкурсе в Париже. Я привезла не ту вариацию и узнала об этом на месте, но не растерялась, подошла к народной артистке Любови Кунаковой (бывшей приме Мариинского театра), попросила показать мне порядок той вариации, которую нужно было исполнять. Сергей Соловьев, живущий в Париже(бывший артист Большого театра), со мной эту вариацию отрепетировал. Костюм я взяла у девочки из Казахстана (очень жаль, но не помню, как ее звали) и пошла на второй тур. Исполнив танец, прошла на третий, так что у меня получился настоящий конкурс. Именно в таких моментах человек проверяется.Либо он поднимается над ситуацией, растет и побеждает, либо падает вниз. Выбор за вами...

А какую роль в вашей жизни сыграли конкурсы?
Любой балетный конкурс — это соревнование и победа, несмотря ни на что, и в первую очередь не над соперником, а над самим собой. Конкурсы закаляют волю, усиливают веру в самого себя, но это только часть творческого пути, потому что всю карьеру балерина должна доказывать, что она не остановилась, а постоянно совершенствуется.

Многое ли зависит от партнера?
От партнера зависит очень многое. Балет создан для того, чтобы максимально показать женскую красоту. Настоящий партнер должен помочь балерине продемонстрировать все, на что она способна.

Есть ли у вас увлечения помимо балета?
Очень много. Люблю путешествовать, горные лыжи, коньки, ходить в баню, посещать музеи. Недавно начала заниматься прыжками в воду, и мне это очень нравится. Люблю вкусно поесть в дорогих ресторанах и вообще люблю жить, а не существовать, и учу этому своих детей.

Как вы все это успеваете?!
Чем больше успеваешь, тем больше хочется. Ставлю приоритеты, отбрасывая лишнее, ненужное, и тогда появляется свободное время. Начинаешь ценить каждую свободную минуту. Я понимаю, важно не то, сколько ты проживешь, а как, и у меня очень много планов на будущее.

Вы опытная балерина, часто ли прислушиваетесь к советам со стороны?
Найти учителя — огромное счастье, и мне повезло. В школе у меня были замечательные педагоги: А.В. Никифорова (ученица А.Я.Вагановой), Т.К. Капустина, в театре —В. Тимашева, М.Л. Лавровский, С. Цой, сейчас я работаю с А.А. Лисиной. Я ценю опыт настоящих мастеров, а мнение дилетантов мне безразлично.

Есть ли у вас кумиры?
Кумиров у меня нет, потому что кумир —это недостижимая вершина. Я считаю, что всегда можно быть лучше и добиться больше, чем любой, даже самый известный, человек. Есть балерины, которые мне нравятся, у которых я чему-то учусь. Есть люди, которых я уважаю за знание, мастерство, чисто человеческие качества, но я не ставлю границ, и это дает мне возможность постоянного роста и совершенствования.

Привлекает ли вас педагогическая деятельность?
Да, мне периодически хочется передать свое мастерство юным балеринам, но только тем, кто действительно готов его взять. Для этого нужны не только талант и желание, но и огромное терпение, каждодневный труд. У меня есть знания, опыт, однако я не хочу ими разбрасываться, потому что это заработано огромным трудом, и подобное богатство я хочу в первую очередь отдать своей дочери, которая, если даст Бог, станет балериной.

А стоит ли отдавать детей в балет?
Девочек, если есть возможность, в балет отдавать нужно, но с другой стороны, настоящего балета становится все меньше и меньше. Отдавая девочек в балет, родители решают несколько задач: красивая фигура, здоровье, выносливость, уверенность в себе. И только у немногих учениц балетных школ появится возможность стать настоящими балеринами.

Насколько волшебна эта профессия?
Вопрос, конечно, интересный. Это похоже на игру на скрипке: или ты играешь, как играл Никола Паганини, или ты пиликаешь, вызывая огромное раздражение у окружающих.

Если не секрет, какие творческие планы на будущее?
Я хотела бы  съездить на гастроли в Ковент Гарден, станцевать Кармен. Периодически танцую на сцене театра «Новая опера», ближайшие спектакли в декабре и январе.

Комментарии


Реклама
Письма читателей
Реклама
Липовый чай
Календарь событий
17
Августа
Ничего не найдено