Дата публикации: 17.09.2019
Рубрика: Гостиная
Добавить к себе в заметки

Зинаида Ризберг

Автор: Буренина Кира
Петр Шмидт родился 5 февраля 1867 года в Одессе. Его отец, Петр Петрович Шмидт, - потомственный морской офицер, впоследствии контр-адмирал, градоначальник Бердянска и начальник Бердянского порта. Будущий лейтенант Шмидт прожил в Бердянске четыре года – учился здесь в гимназии перед поступлением в Петербургский морской кадетский корпус. По окончании обучения был произведен в мичманы и назначен на Балтийский флот. Служил на Дальнем Востоке, на Черноморском флоте… Увлекался Достоевским, любил поэзию, музыку, с негодованием говорил о пошлости. Был идеалистом до мозга костей. Однажды познакомился с девушкой Доминикой... Да какая там девушка! Представительница древнейшей профессии. А запала в душу морскому офицеру, и решил он на ней жениться. Тайно обвенчались, в браке родился сын Евгений. Через шестнадцать лет брак распался, сын остался в семье Шмидтов, дальнейшая судьба Доминики неизвестна. В 1905 году царь издал манифест, гарантирующий гражданские свободы. Поверив царю, харизматичный лейтенант повел севастопольцев, которыми тогда командовал, освобождать из тюрьмы политических заключенных. Освободителей встретил ураганный огонь. Над могилой павших Петр Шмидт поклялся отомстить за их смерть. Он возглавил восстание матросов на крейсере «Очаков». Мятеж был подавлен, Шмидта арестовали и держали в металлической клетке на броненосце, а затем в тюремной камере вплоть до оглашения смертного приговора. Приговор был приведен в исполнение 6 марта 1906.

 А за шесть месяцев до этого…

Они встретились в поезде, следующем по маршруту «Киев - Одесса», и проговорили всего сорок минут. Загадочная красавица с огромными глазами, в черной вуали - Зинаида (Ида) Ризберг покорила сердце морского офицера. Умирая, он думал о ней, и ей же посвящены последние строки его предсмертного письма. Первое письмо написал тоже он. «Я люблю музыку и смотрю на каждую неделовую переписку как на дуэт. Наш дуэт… начался. Вы ответили мне».

Зинаида Ивановна вспоминала, что Петр Шмидт произвел на нее большое впечатление порывистостью и безупречными манерами, галантностью и эрудицией. В нем как будто уживались два противоположных человека – тонкая ранимая личность и отважный «морской волк».

image.jpeg

Они обменялись фотографиями, но поначалу Зинаида не была уверена, что ей стоит вступать в переписку с офицером. Оттого-то и написала первое письмо сухим деловым тоном, за что получила мягкий выговор от Петра Петровича: «Первый звук вашей скрипки дал диссонанс, но я знаю, что он скоро перейдет в спокойное созвучие». Шмидт писал Зинаиде каждый день: о мелких домашних делах, о службе, о сыне, о своем финансовом положении и о своей любви, которая на расстоянии только жарче разгоралась. «Мне легче с думою о вас, думы дают энергию к работе. Наша мимолетная вагонная встреча, наше идущее глубже сближение в переписке, моя вера в вас – все это наводит часто на мысль о том, пройдем ли мы бесследно для жизни, друг для друга…»

«Как бы я хотел передать вам всю силу внутреннего, где-то глубоко в душе таящегося трепетного счастья. Счастья чувства, мысли, бытия». Шмидт очень дорожил письмами Зинаиды Ивановны, в своем чувстве был искренен и пылок: "Я не могу жить без ваших писем. Поняли? Не могу"; «Я писал тебе при всякой возможности, ты прости меня, моя голубка, нежно, безумно любимая, что пишу тебе так, говорю тебе «ты», но строгая предсмертная серьезность моего положения позволяет мне бросить все условности». Петр Петрович, не стесняясь, признавался в том, что способен лишь загореться, увлечь других на время и сразу же гаснет, за что казнит себя бесконечно. Но, однако же, он сумел возглавить восстание, которое, как он знал, было обречено. Уже из заключения Шмидт писал возлюбленной: «Обидно быть оторванным от жизни, когда она забила мощным ключом. Дайте мне хоть немного счастья, чтобы я был силен вами».

За два первых месяца переписки лейтенант сумел увлечь Зинаиду настолько, что она каждый день проводила в нетерпеливом ожидании его письма. Она так привыкла поверять ему свои чувства и мысли, делиться с ним сокровенным, что он постепенно становился для нее по-настоящему родным человеком. Потерять эту душевную близость теперь, когда его осудили на смерть, казалось невозможным.

Узнав, что Петр Петрович и его сын находятся в тяжелых условиях, Зинаида Ивановна тотчас же принялась хлопотать о встрече.
Хлопоты затягивались. Зинаида Ивановна отчаянно добивалась права на свидания, и ей это удалось. Итак, дата первого свидания назначена, она сообщила об этом Шмидту и получила ответ: «Завтра ты войдешь ко мне, чтобы соединить свою жизнь с моей и так идти со мной, пока я живу. Духовная связь, соединившая нас, дала много счастья и много горя, но единение наше в слезах наших, мы дошли до полного, почти неведомого людям духовного слияния в единую жизнь». Перед первым свиданием она купила гиацинты и ландыши, уложила их в корзиночку, по просьбе Шмидта приготовила два томика Лассаля. Переступив порог камеры, Зинаида с трудом удержалась от тяжелого вздоха – изможденный человек с впалыми щеками не мог быть тем щеголеватым морским офицером, что пленил когда-то ее сердце. Тем не менее это был он. Ее любимый верный рыцарь.

Едва Зинаида вошла, он взял ее за руки и долго смотрел в лицо. Потом заметался по камере, обхватив голову руками. Из груди его вырвался протяжный стон. Она подбежала к нему, обняла. Так они сидели, обнявшись, с ужасом постигая, что это конец. Что у них больше никогда не будет объятий и поцелуев, что не будет задушевных разговоров в письмах и на свиданиях, что ничего никогда уже не будет. Шмидт сказал тогда, что в бою умирать легко, а на эшафоте тяжко. Но у них в запасе было еще тридцать шесть свиданий, за время которых они заново узнавали друг друга, все сильнее влюбляясь и холодея от мысли, что расставание неминуемо.

Последнее свидание состоялось в зале суда после вынесения приговора, а последнее письмо она получила незадолго до казни: «Прощай, Зинаида! Спасибо, что приехала облегчить мои дни. Живи, Зинаида. Люби жизнь по-прежнему. Благодарю тебя за те полгода жизни-переписки и твой приезд. Обнимаю тебя. Я счастлив, что исполнил свой долг и, может, прожил недаром».

Зинаида Ризберг последовала совету Шмидта и прожила долгую жизнь. Через одиннадцать лет после казни Петра Петровича, в 1917 году она вышла замуж за киевского профессора Русецкого. На ее столе много лет стоял портрет Петра Шмидта, написанный ее вторым мужем. Она умерла в 1961 году и похоронена на Ваганьковском кладбище. На ее надгробии сделана надпись: "...друг лейтенанта Шмидта".

Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
09
Декабря
Ничего не найдено