Дата публикации: 30.03.2020
Рубрика: Письма
Добавить к себе в заметки

ЛЮБОВЬ – ОГРОМНАЯ СТРАНА…

Автор: Алексей Курганов

(миниатюра из серии «Мои замечательные соседи»)

Дуся Прошкина домой мужика привела. Красивый. С усами и лейтенантскими погонами.

- Любовь, - сказала Груня Агафонова. – Это вам не баранки грызть. Чувство! - и почему-то вздохнула. – А в прошлый раз майор был.

- Чего? – не поняла старуха Поникаева. Она была не только глуповата, но и глуховата.

- Майор, говорю, - повторила Груня. - На погоне -  большая звезда. Значит, майор. А у этого – две маленьких. Значит, лейтенант.

Груня разбиралась в этих воинских премудростях. У неё самой старший сын, Вовка, сейчас носил гордое звание «прапорщик». Он продовольственным складом на полигоне заведовал. Груня очень боялась, как бы его не посадили. Потому что было за что. И много за что. Ох, уж этот Вовка! Прямо зла на него не хватает! А всё девки! Всё зло от них, свиристелок задрыжистых! 

В большой комнате у Дуси загорелся свет. И тут же  следом – на кухне.

- Йисть разогревает, - предположила третья участница посиделок, бывшая стахановка и ударница коммунистического труда, бывшая (всё бывшая) знатная валяльщица ватина на орденоносной суконно-чесальной фабрике имени Патриса Лумумбы Нюша Гречкина. Мать, между прочим, пятерых детей. И когда всё успевала – и ватин  валять, и детей рожать, и на Доске Почёта висеть,  и геморроем страдать? «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт…» - это про неё, про Нюшу.

- Чтоб всё было честь по чести. Чтоб как у людей. 

- Чего?  (это Поникаиха). 

- …она вчера на базаре десять кило картошки купила и две селёдки, - продолжила ударница-стахановка валяльно-чесального труда, не обращая внимания на настырную старуху. – А в лавке – поллитру и бутылку  «Арбатского». Я видела.

- Чего? – приставила ладонь к уху Поникаиха.

- Поллитру! – прокричала её в ухо Нюша. – Небось этому! – и кивнула на дусины окна. - А себе – «Арбатского»! Она, Дуська, от водки косеет быстро. Она сама говорила. Поэтому ей водку нельзя.

Свет на кухне погас.

- Разогрела, – прокомментировала Груня почему-то довольным голосом. – Щас выпивать начнут. И закусывать.

- Чего? (это опять Поникаиха. Вот же любопытная старушка!  «Чего»… Ничего! Домой иди! К тиливизиру! Передача твоя любимая начинается! «Петровка, тридцать восемь»!)

Минут через пятнадцать погас свет и в зале.

- Сегодня чего-то быстро, - сказала Нюша. – С майором по часу сидела. А щас, знать, невтерпёж! С молоденьким-то, со сладеньким! – и игриво толкнула локтем Груню. Та заржала. Груня никогда не смеётся. Она всегда ржёт. Одно слово – конь. Всю жизнь на засолке проработала и до сих пор оттуда огурцы ворует. И капусту с помидорами. Здоровья – богатырского. Даже зимой без трусов ходит. А вы говорите «придатки»! Какие ей придатки! Это просто смешно!

Они посидели на лавке ещё минут двадцать – и разошлись по домам. Дела ещё оставались дома-то: своих оглоедов ужином накормить, самим поесть, посуду помыть, в телевизор глянуть - да и на боковую. Всё. Хватит на сегодня. Хватит.


Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
01
Июня
  • Международный день защиты детей