Дата публикации: 23.02.2020
Рубрика: Письма
Добавить к себе в заметки

Женские чары

Автор: Александр Ралот, Краснодар

Начальник «Республиканского управления по контролю за литературой, культурой и их проявлениями», Иван Семёнович Разгоняйко, неспешно передвигался, по гулкому коридору, в сторону актового зала. Семенящий рядом референт, пытался вручить шефу текст предстоящего доклада.
— Вот об этом сокращении финансирования, конечно же придётся поведать, но только не в начале выступления, а в середине. И ни в коем случае, не в конце. Помните как говорил незабвенный Штирлиц- «Запоминается, последнее».
Разгоняйко, мельком взглянув на бумагу, сунул её в карман.- Если бы ты знал, как надоели все нынешние доклады, заседания, собрания. Везде одно и тоже. Талдычишь этим создателям, творите поменьше, а лучше совсем... А они пишуть и пишуть, рисують и рисують. А может их за это штрафовать? - Он многозначительно поднял палец вверх и открыл рот, чтобы развить гениальную мысль, но разношёрстная толпа, окружившая плотным кольцом хрупкую женщину, мимоходом, бесцеремонно швырнула их к стенке.
— Что происходит? Это вообще кто такая?- Иван Семёнович, двумя руками пытался, отодрать от себя, придавленного толпой, референта.
— Поклонники и почитатели Элеоноры Леруры.
— Кого? Не понял? Какой Леруры? Откуда она свалилась, на мою голову?
— Из Краснодара.-Сконфуженно пробормотал подчинённый.-Известная в тамошних кругах поэтесса. Член лито «Крылья пегаса»
— Прекрати сейчас же!
— Не понял, чего прекратить?
— Загадками изъясняться! Что ещё за лито? Прибалты? Литовцы? Секта? Не запрещённая? Дозволенная?
— Иван Семёнович это сокращение. От словосочетания Литературное объединение. Собираются по выходным, стихи декламируют, песни распевают. Ну, случается, что и распивают. Не без этого.
— Вот я сейчас им выдам! По число по первое. Вместо того, чтобы, понимаешь!.. Они поэзию читают! Песни, всякие. - При этих словах Разгоняйко, что есть силы, рванул на себя ручку массивной двери, ведущей в актовый зал.
На мгновение собравшиеся оторвали взгляд от сцены, на которой выступала Лерура и уставились на опоздавших.
Элеонора, нисколечки не растерявшись, стремглав покинула трибуну, и секунду спустя, уже теребила массивную пуговицу Ивана Семёновича.
— Так! Господин хороший! Извольте здесь и сейчас, при честном народе назвать цифру! И как можно громче! Чтобы все слышали!- Лерура, нежно, по-женски, поправила начальствующий галстук и заботливо смахнула с пиджака невидимую пылинку.
— Ну, допустим, миллион. А к чему этот допрос? И вообще! Кто тут из нас двоих, главный?
Поэтесса пропустила мимо ушей произнесённое чиновником. Ухватив за галстук, с невероятной лёгкостью, потащила начальствующее тело к сцене.
— И так! Извольте представиться честному люду. Как вас звать, величать?- Поэтесса показала рукой на заполненные до отказа ряды. Здесь сегодня аншлаг!
На Элеонору и Разгоняйко, с софитов, обрушились световые реки.
— Иван Семёнович. И я вообще-то.
— Присутствующие, в основном, осведомлены кто вы вообще-то. А по сему, извольте громко и чётко повторить ту цифру, которую промямлили у двери.
— Ну, допустим — мил-ли-он.- Начальник управления одной рукой прикрывал галстук, а другой пуговицу ожидая очередной атаки, не на шутку разбушевавшейся поэтессы.
Однако рукоприкладства не последовало. Наоборот. Женщина улыбнулась самой обаятельной из своих улыбок.
— Какой же вы всё-таки, няшка! По возвращении на Кубань напишу лично вам прелестную оду! Ославлю, то есть я хотела сказать, прославлю на весь фейсбук, да что так фейсбук, на целый интернет! -Лерура поднялась на цыпочки и звонко чмокнула в чиновника в, пахнущую дорогим парфюмом, щёку. - Ещё раз повторите циферку. Пожалуйста. Не для меня. Вот для них.- Она кокетливо кивнула в притихший зал.
Иван Семёнович щурился в свете прожекторов и таял, как мороженое, от нежного поцелуя женщины.
— «Моя так не умеет»- пронеслось в начальственной голове. И набрав полные лёгкие воздуха и прекратив себя контролировать он что есть силы гаркнул -МИЛЛИОН!
Если бы, в это мгновение, в зал влетело не миллион, а лишь одна муха, то её жужжание было бы слышно во всех концах помещения.
— Вы слышали? Нет вы это слышали? Он выделяет целый миллион! На издание наших сборников! На ремонт зданий! На призы победителям! На проведение фестиваля. Хотя, нет! На него не хватит. Но всё равно, спасибо. Женщина бросилась на шею Разгоняйко и стала осыпать благодарными поцелуями.
А тот, окончательно растаяв в нежных объятиях, шептал. - А для тебя, моя дорогая, персональный сборник стихов, в твёрдом переплёте, с золотым тиснением. Стотысячным тиражом! И ещё, сегодня же, выдвигаю на литературную премию. И...и... я с тобой. Мы едем в Канны. В те самые, где кинофестиваль.
Услужливый референт минуту назад принёс и поставил перед шефом стойку с включённым микрофоном.
Зал неистовствовал. Лишь одинокая женщина тихо стояла рядом со сценой. Она вела прямую трансляцию. Нет, не во всемогущий интернет. Персонально в смартфон лучшей подруги, по совместительству приходящейся Ивану Семёновичу Разгоняйко, законной супругой!


Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
25
Марта
  • День работника культуры