Дата публикации: 16.04.2018
Рубрика: Психология
Добавить к себе в заметки

Могу себе это позволить?

Пока решение не принято, возможно все. Все, что мы в состоянии представить применимо к себе. Как принимаются решения и к чему это приводит?

Поговорим, например, о платьях. В современных торговых центрах сотни платьев и прочих нарядов более или менее подходящих размеров. Практически каждая женщина может позволить себе купить любую одежду массовых брендов. Можно одеться скромно и элегантно или преподнести себя в образе роковой соблазнительницы, предпочесть комфорт и уют или подчеркнуть женственность кроем по фигуре, купить вещь попроще и поудобней или обозначить свою социальную роль и статус более дорогой и сложной в носке одеждой.

Принимая решение о примерке платья в магазине, мы рисуем в своем воображении картинку себя в этом наряде. Могу или хочу я себя вообще в
таком представить. И если да, то могу ли я себе его позволить? Если картинка сложилась, первичный отбор прошел успешно. Можно перейти к примерке, а можно пойди дальше и продолжить смотреть, что еще предлагает нам магазин. Сменяются фасоны и цвета, мелькают ценники... Возможно и то, и другое. А это нет, вообще не подходит. В конце концов, выбор сужается. Оставшись один на один с зеркалом в примерочной, мы вглядываемся в отражение, поворачиваемся и подбираем осанку, оцениваем увиденное и сравниваем свое впечатление с ожиданиями. В этот момент большинство из нас встречается с самым суровым критиком и умелым соблазнителем — собственным внутренним голосом, который одновременно задает массу вопросов и сам же дает ответы.

Чьи это голоса? Внутренний ребенок уговаривает купить вариант посмелее и посимпатичнее, сподвигает на новые эксперименты, игнорирует
целесообразность и финансовую сторону. Строгий родитель может критично отнестись к фигуре, указать на безрассудный характер желаний, повелевать отказаться от покупки в пользу более «правильного» варианта. Наш внутренний взрослый логик проанализирует где, с чем, когда и как будет надето платье, и стоит ли оно того с учетом цены.

Зависимость от внешней оценки заставит воспроизвести в воображении впечатление любимого человека, сослуживцев, друзей. И все это будет
сверено с тем, какую роль мы приняли на себя и предполагаем продолжать - Могу себе позволить играть в данном наряде? Соблазнительная женщина может поспорить с матерью-домохозяйкой, а скромная труженица — с деловой дамой, желающей сделать свое положение более заметным. В конечном итоге, принимая решение даже по платью, мы снова и снова отвечаем себе на вопрос и выбираем: кем быть или кем казаться. И с каждым таким выбором складывается наша жизнь в целом.

Посещение прошедших летних распродаж в гипермаркетах позволило мне сделать одно интересное наблюдение. Витрины магазинов пестрят
разнообразными яркими стильными нарядами, которые, безусловно, привлекают. Внутри них, на вешалках и стеллажах, в обилии изысканные
коллекции изделий, способных подчеркнуть индивидуальность и создать привлекательный имидж. Масса женщин с интересом и вниманием изучают и выбирают вещи на примерку. Однако то, что надето на покупательницах, и то, что бросается в глаза в магазине, зачастую абсолютно разные вещи. В отличие от представленного в первых рядах товара одежда на женщинах гораздо более простая, неброская, часто однотонная, в натуральных оттенках белого, бежевого, серого. На этом фоне выделяющимися выглядят летние пастельные тона. Изобилуют джинсы и брюки с удобной обувью. В то время как увиденные на распродажах вещи еще долго будоражат воображение, вспомнить, что конкретно было надето на людях, довольно сложно.

Почему вместо яркого платья домой мы приносим в основном очередные блузки и кофточки привычного нам цвета и фасона?
Будучи молодыми, большинство из нас хотело определить свою суть, характер, индивидуальность, найти им применение и внешнее выражение.
Желание быть привлекательной для противоположного пола побуждало к подчеркиванию женской красоты. Стремление к успеху удерживало за
учебой. Было не жаль ни сил, ни времени, ни последних денег на то, что увлекало или могло помочь утвердить свою личность в этом мире. Однако уже в то время родительские установки и запреты задавали определенный вектор и ограничения. Сказывалось общение с друзьями, интересы, привычки и стиль которых приходилось перенимать, чтобы быть принятым в круг «своих». Со временем перечень социальных ролей расширился. Трудоустройство внесло свои изменения в стиль одежды, режим дня, привычное поведение. Вместе с тем появился доход. Сформировалось представление о том, что и где нужно и можно покупать. Замужество с ожиданиями и отношением супруга внесло свой вклад в формирование ролей женщины и жены. Рождение детей и уход за ними вытеснили из шкафов ранее любимую, но не практичную одежду и обувь. Вместе с любовью и радостью материнства появилась куча хлопот, за которыми последовали очередные ограничения себя и своих желаний.
С рождением детей интересная женщина уступает место интересной маме в симпатичных тренировочных штанах дома, после чего выход на
работу становится еще и «выходом в люди». К «бальзаковскому возрасту» практически невозможно вспомнить, какими мы были вне ролей и навязанных установок. Мы увязли в них, пуская все силы и энергию на выполнение целей, задач и обязанностей, которые, как нам кажется, эти роли предписывают. Пробивающиеся желания и мечты молодости уперлись в железную стену доводов. Мы взяли и понесли ответственность за что угодно, только не за свои мечты и за свое «Я», перепутав эгоизм с заботой о себе. Вызванное этим недовольство и разочарование породили
апатию и раздражение. Оказалось, что мир, в который мы так старались влиться, чтобы занять свое место, давит и ограничивает. Нужно
что-то менять. Но снижение физических возможностей с возрастом заставляет держаться за привычную схему жизни и проверенные модели
поведения, чтобы сэкономить силы и лишний раз не рисковать тем, что уже имеешь.

Угасание репродуктивных функций представляется началом конца, и мы начинаем сомневаться в том, что сможем дальше позволять
себе развиваться и наслаждаться жизнью. Я думаю, что подобные ощущения и мысли хоть и не лишены оснований, не вполне соответствуют реальности. А реальность такова, что зрелый возраст — всего лишь середина жизни. Это значит, что впереди еще одна настолько же длинная жизнь. И насколько она будет плодотворна, интересна, полна любви, радости и роста, зависит только от нас. Да, сокращение возможностей в связи с возрастом имеет место быть. Но в глубине души мы все те же дети, какими были, только теперь воспитанные, обученные, умудренные жизненным опытом, имеющие определенное положение в обществе и связи.

Наталья Головлева
Сохраняем авторскую орфографию и пунктуацию. 

Комментарии


Реклама
Письма читателей
Реклама
Липовый чай
Календарь событий
19
Сентября
Ничего не найдено