Дата публикации: 14.09.2019
Рубрика: Семья
Добавить к себе в заметки

За что нас любят мужчины

Дорогие женщины! Давайте сегодня немножко отвлечемся от конкретных проблем воспитания и ухода за вашим мужчиной и зададимся фундаментальным вопросом — за что же они нас все-таки любят? Этот вопрос одинаково интересует всех женщин — замужних, незамужних и пр. Ответь мы на него — «и ключик у нас в кармане».
У меня есть тайное подозрение, что вся поэзия возникла именно как попытка ответить на этот вечный вопрос. Итак, за что же мужчины любят женщин? И что говорят устами поэтов?
О, поэты — капризный народ! Замечается буквально все, начиная со стройных станов, ланит, очей и взоров (об их прославлении можно писать целые исследования) и вплоть до таких мелочей, как родинки, реснички и т. п.
А век хрусталь — оправа глаз живая,
И черной инкрустацией — ресницы,— восхищается своей возлюбленной португалец Луис де Камоэнс, XVI век.

Маленькая родинка может стать для нежной души поэта причиной гибели: «Родинки, радость глаз, гибну вдали от вас», — вздыхает Александр Чавчавадзе, XIX в.

Или, скажем, наш изысканнейший Николай Гумилев, который «отдал кольцо» загадочной Деве Луны лишь «за неверный оттенок разбросанных кос». Какими шампунями, какими красителями добиться простой смертной такого оттенка?

А иногда 'поэты выражают свои вкусы даже слишком определенно:
Скорей падут громады снежных гор,
Мир обратится в хаос форм и линий,
Чем назову я рыжую богиней
Иль к синеокой преклоню свой взор.
Я карих глаз живым огнем пылаю,
Я серых глаз и видеть не желаю...—

Пьер де Ронсар, парижский «принц поэтов» XVI века.
Скажите, пожалуйста, каков! А вспомните Шекспира. Вот уж задал он нам загадку, влюбившись в женщину, непривлекательность которой осознавал и сам:

Ее глаза на солнце не похожи,
Коралл краснее, чем ее уста,
Снег с грудью милой не одно и то же,
Из черных проволок ее коса.
Меня ее ворчанье восхищает,
Но музыка звучит совсем не так.
Не знаю, Но госпожи моей не легок шаг.
И все-таки, клянусь, она милее,
Чем лучистая из смертных рядом с нею.

Но, конечно, с давних пор поэты, при всей своей изысканности и романтизме, оставались известными гурманами трех женских прелестей, которые более заметны, чем родинки и реснички:

О груди милой — пиршество любви,
Где гости — мысли страстные мои.—
Эдмунд Спенсер, XVI век, Англия.

Здесь же уместно предоставить слово известным поклонникам женских прелестей - грузинским мужчинам:
И вдруг ветерок колыхнул ей подол.
И ножка тугая, как гроздь винограда,
как богини выступают,
На миг обозначилась из-под наряда —
И волнами сад предо мною пошел. —
Николоз Бараташвили, грузинский поэт-романтик XIX века.

Как немного надо было нашим впечатлительным предкам! Но на это наше ироничное восклицание Александр Чавчавадзе, из тех же романтиков, по-грузински рассудительно ответил бы:

Если щедро природа ее наградила дарами,
Сердцу как не пылать, с красотою встречаясь глазами?

Но не следует унывать, милые женщины, если природа «наградила вас дарами» не очень щедро. Во все времена у женщины была масса возможностей подправить то, что недодала природа. Поэты ничуть не разочаровывались такому обманом:

Все, чем лицо Эльвиры так прекрасно,
Исходит от белил и от румян.
Но согласитесь, что немногим дан
Столь дивный дар пленять нам сердце властно...
Моя ль вина, что этой лжи прелестной
Поддался я? Природа, как известно,
Нередко тоже применяет ложь. —

Бартоломео Леонардо де Архенсола, XVI век, Испания.

Что ж, женщины, если хотите, чтобы ваш образ был запечатлен в веках каким-нибудь поэтом, будьте построже к каждой мелочи в своей внешности. Недаром наш журнал дает вам столько полезных советов по уходу буквально за всеми частями тела и лица.

И все же, все же... Как ни восхищаются поэты нашей внешностью, душевная красота женщины ставится ими на первое место. Если, дорогие женщины, вы будете забывать об этом, то никогда, никакими диетами и косметическими ухищрениями вы не добьетесь нужного эффекта. Вероятно, не ошибусь, если скажу, что именно в наших душах поэты ищут ответ на извечный вопрос, вынесенный нами в заголовок.

Какие же качества женской души «котируются» у поэтов?

Франческа Петрарка, один из самых великих романтических любовников всех времен и народов, в своей обожаемой Лауре ценил:

— сердечную чистоту:
Чистей нее в ней бьется из сердец,
И гибну я от той красы сердечной...
— благородство:
Ее глаза распространяют свет
Живого благородства, и повсюду
Что ни возьми — при них подобно чуду...
- смирение:
Походке, взору должное воздав,
Скажу: нельзя и речью не плениться;
Четвертым назову смиренный нрав.

Как было бы просто на этом и завершить исследование поэзии на предмет женской души, поставив назидательную точку. Но... Поэзия, как и жизнь, неоднозначна. Настоящие мужчины, то бишь поэты, находят очарование не только в наших достоинствах, но и в недостатках. Вот, к примеру, послушать современных мужчин, так для них хуже нет женского недостатка, чем слезы, нытье, жалобы.

А великий Петрарка этому умилялся в своей возлюбленной:

"Умильных, горьких жалоб сладкий плен.

Как пламя- вздохи; как алмазы-_слезы.

Григор Орбелиани прямо-таки просит:

Плачь еще! На целом свете
Нет такого совершенства,
Как живые слезы эти.

Да, у страсти свои законы. А потому со страстно влюбленными вы можете себе позволить некоторые странности. Вы можете побыть с ним жестокой:

«Пусть плачущего ей отраден вид. Она любви моей не охладит» (Франческа Петрарка); обманчивой: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад»

(А. С. Пушкин); надменной: «Сочли вы слишком гордой и надменной любимую, но это — оговор. Достоинство, что для меня бесценно, ей ставят недостойные в укор» (Эдмунд Спенсер).

Однако всех этих «изюминок», вероятно, должно быть чуть-чуть. Со льдом лучше не перебрать, как подсказывает нам наш великий любовник Александр Сергеевич Пушкин:

Стыдливо-холодна, восторгу моему
Едва ответствуешь, не внемлешь ничему.
И оживляешься потом все боле, боле —
И делишь, наконец, мой пламень поневоле.

Повздорив для разнообразия чувств, потом - обязательно помириться. «После ссоры так полно, так нежно возвращенье любви и участья», — утверждает знаток русских женщин Николай Некрасов.

Видимо, в том, что считать в любимой женщине достоинствами, что - недостатками, поэты все более запутывались с течением веков. В наше время, когда все окончательно перепуталось, они уже и сами не знают, чего же хотят от женщины. Помните Сашу Черного, который, не сориентировавшись, имел для души дантистку с телом белее известки и мела,
А для тела —
дантистку с удивительно нежной душой.

Наши современники, конечно же, более требовательны. На протяжении веков поэзии, я не встретила ни одного восхваления женщины за... ее кулинарные способности.
А вот Борис Корнилов прямо-таки требует от любимой: ... ты обязательно зови меня к обеду и угости ватрушкой и ухой.
В общем, дорогие женщины со всей ответственностью вам заявляем, что поэты, равно как и мужчины; могут любить нас за, что угодно. Главное, чтобы во всем этом , в наших достоинствах и недостатках, было что-то, что- то такое, ах….
И что-то у нее во взоре есть,
Что в полночь день заставит засиять
Даст горечь меду
И полыни – сладость
Франческо Петрарка
Ну вот похоже на то, что мы вернулись к тому, с чего начали! Но, надеюсь, наше лирическое исследование было не напрасным. Конечно, никогда и никому не ответить на вопрос, за что нас любят мужчины, больше читайте влюбленных поэтов и тогда
Только избранный проник
В суть женщин – этих сокровенных книг. -
Джон Донн
Света Демина

hands-437968_640.jpg


Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
20
Октября
  • День военного связиста. День моряков-надводников