Дата публикации: 01.05.2021
Рубрика: Творчество
Добавить к себе в заметки

КИРЗАЧИ

Автор: Александр Ралот

Не знаю, у кого как, но у моих домочадцев лучшее время, когда наступает «Вишнёвый сад»[1]. Не в смысле того, что мы вынуждены продавать плодовые деревья за долги, а потому, что до Краснодарского края добралось её величество Весна. Тепло.  По любимым Горгородам[2] летят снежинками лепестки с сотен вишнёвых деревьев.

кирзачи.png

— Гулять! Гулять! И ещё раз гулять! На Кубань! В парк! — хором скандируют потомки, сын Егорка и дочка Алька.

— ERST DIE ARBEIT, DANN DAS SPIEL[3](сначала работа, потом игра. Буквальный перевод с немецкого), — ворчит супруга.

— А можно наоборот? — продолжая подпрыгивать на месте, парирует Алька уже второй год постигающая язык бывшего врага.

— Нет. Только после сарая!

— После чего? — вступает в беседу будущий космонавт, разведчик, водолаз и олимпийский чемпион, а пока что, круглый хорошист Егорка.

Супруга предприняла попытку довести до сознания деток план предстоящей работы: 

— Надо вытащить вещи из сарая и разделить на три части. Нужные, не очень и совсем ненужные. 

— Ого! Там работы, аж до вечера. Ночью, что ли гулять? — ворчит дочка, теребя брата за руку и требуя, чтобы тот немедленно высказал веское, мужское слово.

Но Егор молчит. Ему перебирать старые вещи намного интересней банальной беготни по берегу реки, протекающей в сотне метров от нашего дома.

— Вот не буду с тобой ни в какие шахматы играть. Раз ты такой... — Алька подыскивала в уме слово, пообиднее, но не нашла и обратилась к матери. — А вы разве нам помогать не будете?

— Мне через полчаса на работу, а отец дописывает статью, для журнала. Вы большие. Сами разберётесь. Ну, а ежели там найдутся предметы, которые ни в какую кучу не определяются, принесите ему в кабинет для консультации. Топайте. Раньше начнёте — быстрее закончите.

 

                                                            Час спустя

 

 

Две пары детских глаз умоляюще смотрели на меня, а сомкнутые рты молча вопили:

— Да, оторвись, наконец, от компьютера и посмотри на то, что мы притащили.

Я дописал абзац, нажал на кнопочку с изображением, канувшей в лету, дискеты и повернулся к чадам.

От радости дети синхронно выставили вперёд правые руки. Каждая сжимала по кирзовому сапогу.

— Это надо? — поинтересовалась Алька. — Сейчас такие никто не носит. Выбрасываем?

— Оставьте их здесь и заканчивайте работу. А вечером я расскажу их историю, и решите, как с ними поступать.

— Страшную? — уточнил Егорка.

— Очень.

Я повернулся к письменному столу, показывая, что аудиенция окончена, но не тут-то было. Уж, что, что, а непоседы истории обожают. И используют их на практике. Пишут заметки в стенгазету или делают доклады по школьным предметам.

***

Дети прильнули ко мне с обеих сторон и теребили за рукава. Мол, не томи, рассказывай.

— Посуда помыта? — строго спросил я.

— Так точно. И даже убрана на место, — по-военному ответил Егор.

— А уроки?

— Сделаны. Можешь проверить.

 Алька вскочила с дивана, дабы умчаться в комнату за тетрадями, но я остановил:

— Пожалуй, нам надо перенестись в начало двадцатого века. В годы русско-японской войны.

— А что, до этого времени люди без сапог ходили? — моментально съехидничала дочка.

— Носили. И самые разные.  По обувке, в стародавние времена можно было легко определить, к какому сословию относится их владелец. Ежели в сафьяновых[4] шествовал, значит из знатного рода. Ибо стоила такая обувка денег не малых. Народец, рангом пониже, разгуливал в яловых[5] сапогах. Для военных шили особые, юфтевые, пропитанные специальными маслами и солями. Однако, до начала двадцатого века никто из вельмож и сановников и представить себе не мог, что настанет время, и в империи вдруг возникнет сапожный кризис! На просторах матушки Руси разномастных мастерских по пошиву обуви было великое множество. В каждом городе не по одному десятку насчитывалось. Существовали и большие фабрики, выполняющие военные заказы. Но вот с началом войны выяснилось, что для нужд русской армии надо сшить аж пять миллионов пар! В стране такого количества кожи не нашлось. Спасло лишь то, что война быстро закончилась, но проблема осталась.

— Пап!  Но ведь, через девять лет началась первая мировая. Я ничего не напутал? — сын поднялся и полез в книжный шкаф, за большим томом энциклопедии, — Решили проблему за это время?

— Нет, сын, не смогли. Интенданская[6] служба разместила заказ на три миллиона рублей. Решите задачку. Если стоимость пары сапог в ценах четырнадцатого года составляла один рубль пятнадцать копеек, то сколько пар царской армии разом потребовалось? Поголовье коров в стране хоть и выросло, но не настолько, чтобы обеспечить сырьём этот огромный заказ.

— А союзники? Разве не обязаны были помогать? — не унимался, пытливый Егорка.

— Доблестные англичане и французы сапог не носили. Их солдаты топали по европейским дорогам в ботинках.

—— Значит нашли выход? Что-то я не помню, чтобы в старых кинолентах того времени показывали, как наши солдаты воюют в лаптях. — Вступила в дискуссию дочь. 

— Недостающее количество обуви, то есть армейские ботинки покупали за золото, за рубежом. Но Русь матушка никогда не испытывала нужды в талантливых изобретателях. Жил в то время человек, Михаил Поморцев, имел воинское звание  генерала и увлекался химией. Он первый придумал то, что мы сейчас называем искусственной кожей. Пропитал брезент смесью парафина, канифоли и яичного желтка. Новая ткать не пропускала влагу, но при этом дышала и была в разы дешевле натурального сырья. Из неё стали шить сумки для артиллеристов, конскую упряжь и много ещё чего.

— А сапоги? — синхронного выпалили дети.

— Увы. Посчитали, что материал грубый и станет натирать ноги. Да к тому же изобретатель в тысяча девятьсот шестнадцатом году скоропостижно скончался. Его кирзу, так генерал именовал ткань, поскольку использовал для её изготовления многослойную материю керси, названную так в честь английской деревеньки.[7] спрятали до лучших времён.

— Выходит они настали ? — дочка показала пальцем на стоящие возле дверей сапоги.

— Настали. Только не лучшие, а лихие. Четверть века спустя. Теперь уже вторая мировая война пришла на нашу землю. Конечно, солдат было во что обуть, а вот многочисленных ополченцев — нет. Ведь в мирное время об этом никто и не помышлял. Положение было настолько тяжёлым, что в самом начале войны вышла секретная директива правительства «О пошиве лаптей и онучей[8] для нужд Красной Армии, если не будет найдено иное решение.» Но до таких крайностей, к счастью не дошло.

За шесть лет до этого советский химик и изобретатель Иван Плотников догадался добавить к кирзе искусственный каучук. Ткань получилась эластичная и пригодная для пошива обуви. Сшили пробную партию, отправили на финскую войну сорокового года, и ужаснулись. Сапоги трескались на морозе, становились ломкими. Об изобретении опять забыли, но не надолго.

Упрямый Плотников от идеи не отказался. Работал над улучшением ткани день и ночь. До тех пор, пока не призвали на фронт. Однако спустя две недели его вернули и назначили директором завода. Поставили задачу. Понятно какую?

Дети ничего не сказали, но дружно кивнули. Алька и Егорка держали в руках по сапогу, внимательно рассматривая, и даже пробуя на зуб.

Я же продолжил:

 — Высокие, удобные, непромокаемые, дышащие. Дотопали со своими хозяевами до Берлина и вернулись, восстанавливать разрушенную страну. Если память не изменяет, их выпущено около ста пятидесяти миллионов пар. И в наши дни на складах кирзовый стратегический запас имеется. Мало ли, что.

Дети, как по команде, рванули с дивана.

— Вы куда? — крикнул им вслед.

— В сарай. Сапоги положим, — донеслось уже от входных дверей. — Такой стратегический запас самим нужен. Вырастим, будем носить. На охоту, рыбалку. Вещь нужная, в хозяйстве пригодится.

 

 

 

 



[1]— А.П. Чехов «Вишневый сад.» Комедия в 4-х действиях.


[2]— Район частного сектора в городе Краснодаре

 


[3]— Знаменитая немецкая пословица


[4]— Сшитые из телячьей, овечьей или козлиной кожи. Ярко окрашенные.


[5]— От слова «яловичина» — говядина. Сделанные из бычьей шкуры.

 


[6]— Управление ведающее провиантским, вещевым и денежным довольствием войск


[7]— Керси - деревня и гражданский приход в районе Баберг в Саффолке , на востоке Англии.

 


[8]— часть обуви, обвёртка на ногу, замена чулок, под сапоги и лапти, длинная, широкая (около 30 сантиметров) полоса ткани белого, чёрного или коричневого цвета..



Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
17
Мая
  • Всемирный день электросвязи и информационного сообщества