Дата публикации: 16.01.2021
Рубрика: Творчество
Добавить к себе в заметки

ОН И ОНА

Автор: Инна Ковалёва

Эта история началась давно, а случилась в новогоднюю ночь.

Она любила. Он нет. Она хотела. Он не мог. Она давала. Он брал. 

Ей необходимо любить. Ему необходимо добирать любовь.

 winter-4705390_1920.jpg

Когда были рядышком, было хорошо.

Даже на небольшом расстоянии, хуже.

 

Вместе Они были целый год и много приятных моментов пережили.

Первые шесть месяцев Он каждый вечер присылал ей красивую мелодию на ночь. Она довольная слушала её перед сном и сожалела лишь только об одном, что Они не вместе сейчас.

 

Ей всегда приходилось вставать очень рано и первым, кто узнавал об этом, был Он. Она желала что-то важное и позитивное на день. Делала для Него снимок рассвета в том месте, где находилась сейчас.

Это могли быть перрон, лесная просека, сумрачный город, пустой или переполненный автобус, просто Её следы на снегу. В ответ, получала Его рассвет. Это была милая игра.

 

Ему нравилось делать ей неожиданные сюрпризы. Он всегда дарил ей сразу два букета цветов, чего в Её жизни раньше не было.

Она открывала входную дверь. Он входил с пустыми руками. Она обнимала, целовала Его, говорила, что ужин готов, мой руки. Через минуту, неожиданно, Он появлялся на кухне с большим букетом цветов. Она смеялась, обнимала Его и называла своим любимым чудом. А ещё через несколько минут, Он делал вид, что что-то падает сверху шкафа, пытался поймать предмет, а им оказывалась красная роза. Для Неё.

Они замирали на несколько секунд, их взгляды встречались, пространство наполнялось смехом и восторгом.

От их поцелуев, объятий, любви, безумств, казалось, можно было зажечь огонь.

 

Этот огонь и загорался.

Очень быстро, часто, а потом ​ и по любому поводу. Страсть исполняла свой танец яростно, неистово, унося, взрывая, иногда испепеляя любовь злостью и ложью.

 

В этом захлёсте эмоций, Они всё больше переставали слышать и понимать друг друга. Она хотела, просила уважения, выполнения данного обещания. 

Он находил причину этого не делать.

Она доказывала, что мужчина должен держать своё слово. 

Он доказывал, что Она ломает Его.

 

Он стал обвинять Её в плохом характере. Она злиться на Него за несправедливость, слабость, враньё, за не выбор Её.

Это было главным. Она хотела быть выбранной Им, потому что сама выбрала Его среди самых лучших. Она хотела, что бы Он, любимый мужчина, любил, берёг, ценил, уважал, не делал больно, не поступал низко, чтобы выбирал Их отношения. Она хотела взаимности во всём. 

 

Он хотел свободы. Считал, что отношения всё портят. Он панически боялся прожить не свою жизнь. Его родители когда-то сказали, что Ему никто не нужен, что Он всегда будет один. Наверное, это стало оправданием и поводом делать только то, что выгодно и приятно самому. Удобно, разрешать Другому находиться рядом с тобой ровно столько, сколько хочешь Ты. Забывая о чувствах этого, Другого. Живого. 

Он признавался, что многие вещи испытывает и проживает впервые в жизни с Ней. Ему это нравится. Она была счастлива. Ей казалось, что Он будет это беречь и приумножать. Он просто признавал.

Он честно сказал, что привык жить один, только для себя. 

Он не умеет заботиться ещё о ком-то. Его это устраивает.

Ей казалось, что любовь способна это изменить. Он Ей не верил.

 

Они обижали друг друга.

Они обижались друг на друга.

Всё больше, всё чаще, всё дольше. Ссорились, расставались на несколько дней. 

Она всегда не выдерживала.

Первой писала, звонила, писала.

 

Он боялся быть смешным. Ей было важно сказать о главном. Для Неё самой стало открытием то, что все называют женской честью, гордостью.

По Их, Всех, мнению, Она унижалась перед Ним. Она так не считала. Может странно? 

Ей виделось необходимым, как воздух, сказать Ему о чувствах, о том, что съедает голову, от чего задыхается, что не может глотнуть, что переполняет сердце, от чего рвётся душа, а, порой, кажется, умирает.

 

Они не виделись дни, недели, месяц.

Она сказала Ему, что устала просить любви. Иногда это уже выглядело как требование, от чего самой противно и унизительно. Отношения ни построить, ни разрушить один не может. Всегда двое. Рядом или нет. Она хотела быть с Ним. Не хотела расставаться. Но устала давать Им время. Устала работать для Них. Устала ждать от Него действия. Измучалась в надежде стать любимой. Единственной. Не могла принять, что Её можно не любить. Она взрывалась. 

 

Он убегал.

Он не мог признать отсутствие любви. Отсутствие и страх ответственности. Он не мог любить. Он просто не может любить. В Его жизни такого не было. Новое всегда безумно страшит. 

 

Да. Любовь бывает разной. У каждого она своя. Ею или соприкасаются или нет. У двоих она или вспыхивает или рождается. Или пребывает в образе. Иллюзией. 

 

Внутри Неё началась война. Война между любовью и гордостью с уважением. Ценности себя. Ценности отношений.

 

Снова после ссоры Они поссорились. Долго не общались. 

Он с ней. Она писала. Дурацкая надежда. В тебе столько силы. Она попросила Его завершить то, что было между ними.​ Решила оставить прошлое в старом году. Не тянуть незавершенность в новый год. 

Она устала. Он устал. Они оба устали. 

 

Их последняя встреча. Боль. Одно слово. Одно чувство. Для двоих. 

 

В новогоднюю ночь она вышла на прогулку. Спрятать слёзы, мысленно и вслух поговорить с Ним. Как-то унять эту невыносимость.

 

Бездна внутри. Нет у неё краёв.

Есть пытка любовью и надеждой.

Будь она проклята.

 

Она медленно шла по заснеженным тропинкам. Ни одного человека. Ещё там и тут гремели выстрелы новогодних салютов. Детская площадка была усыпана хлопушечными фигурками. Алые сердечки переливались в свете ночного фонаря и белизны юного снега. 

Она остановилась, подняла одно, поцеловала, положила в карман куртки. Подумала о Нём. Глупая. Влюблённая. Женщина.

 

В три часа ночи дала себе слово не возвращаться в прошлое. Спасибо Ему за ту любовь, которую смог дать. Она была счастлива рядом с Ним. Спасибо. Правда. Нет. Любовь и ненависть. Одновременно. Невыносимо. Это правда.

 

На следующий день шёл снег.

Казалось, сказка вышла из детской книжки, чтобы сделать мир взрослых чище, краше, ласковее.

 

На улице было так красиво, что хотелось стоять неподвижно, любоваться, не дышать, чтоб не спугнуть ход снежинок, не вмешаться своим присутствием, не изменить задумки Деда Мороза украсить этот мир волшебством. Чтобы люди поверили. В то, что важно для них. Для каждого. Его. Личное.

 

Её одиночество в этой зимней роскоши становилось исцеляющим. Совсем немного. Но хоть так. Лес и тишина и отсутствие людей позволяли без стыда говорить с собой, с Ним.

То плакать, то запрещать себе это делать, то улыбаться и хотеть обнять Его, прижаться к Нему. То прощать, то презирать Его. Обвинять то Его, то себя. Ругать себя. Оправдывать двоих. 

Такие мучительные игры раненного сердца.

 

Проходя второй раз по одной и той же дорожке, Она вдруг разрыдалась. 

Вслух сказала: «Пусть встреча со мной будет подарком для Тебя, чтобы Ты точно знал, что любовь есть, и она может быть вот такой.»

 

Она перечисляла и перечисляла самые радостные, красивые, нежные моменты в их общении. «Да. Это мой подарок тебе. С любовью...»

 

Она открыла заплаканные глаза и замерла. В недоумении, огляделась по сторонам. Никого. С правой стороны тропинки, на белом, не хожем, не топтаном снегу лежало Её алое хлопушечное сердечко. Наверное, оно выпало, когда, проходя здесь первый раз, Она доставала рукавичку из кармана.​ 

 

Это подарок? Ей? Ему? Им?

Подняла его. Поцеловала. Подумала о Нём. Глупая. Влюблённая. Женщина.


Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
19
Февраля
  • Всемирный день китов, манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости, неделя о Страшном суде