Дата публикации: 16.09.2019
Рубрика: Творчество
Добавить к себе в заметки

Владимир КАПИАНИДЗЕ



Морщинки- воспоминания

Морщинки, морщинки! Вон сколько! Вокруг глаз! А на шее прямо паутинка! И с чего? Живу хорошо, грех жаловаться. Все у меня есть. Комната пятнадцать метров. Рядом метро. Трое детей. Денег только нет... А мне начальник говорит: не в деньгах счастье. Да я и сама понимаю: счастье в любви! И нет его, другого. Уж я-то знаю. Вот первенец мой, Колька. Рыженький. В Федора! Ох, и любила я Федю! Каждую конопушечку расцеловывала. Кудри его огненные до сих пор перед глазами. Помню, возьмет меня за руку, а я дрожу как лист осиновый. «Что дрожишь, дура?» А то и дрожу, что люблю. Молилась на него. Да-а! Не угодила чем-то. Ушел он. Мамай губастый! И любовь унес!..

Деньги что? Навоз! Сегодня нет, завтра... тоже нет. А откуда им быть-то? Мне в прошлом месяце премию выписали аккурат на две буханки! Я говорю начальнику: «Ну, ты, Степаныч, словно на луне живешь. Разве это премия? Хоть на бутылку бы подкинул!» Не пью, говорит, и не тянет. А сам, между прочим, себя не обидел!
Что говорить-то, иногда такая тоска, возьму ее, «родимую», детей уложу, селедочку порежу, салатик из капусты, сяду за стол сама с собой и вспоминаю...

Вот Маня-то у меня черненькая. В кого? В Зураба! Это мужчина! Глаза — во! С блюдце! Так и сверкают! Грива, как у льва. Любил меня. «Если я, Вэрка, чего узнаю — зарэжу!» Колечко вот... золотое... или серебряное... в общем, из металла. Он подарил. Манечка прямо вылитая его портрет, только говорит без акцента. Что уж там, любила я его без памяти. Только за руку возьмет, дрожу как былинка на ветру. Жить бы нам душа в душу, но у него оказалась семья в Гори, пять человек детей. Что же я, изверг какой, у малых отца отнимать. Оторвала его от сердца, а забыть до сих пор не могу, ночами снится. Черт лохматый! Сколько слез пролила - никто не знает...

Григорий очень помог. Сначала-то я его видеть не могла, а он все «дружба, дружба!». Так потихонечку и вполз. Змеюка! Очень он к Зурабу ревновал, даже побил меня два раза. Любил, наверное. Он бы да ничего, но прихрамывал, и глаза какие-то странные: один, серый, — на тебя смотрит, а другой, синий,— в угол. Вот и Ваня-то у меня тоже разноглазый. Долго я маялась, пока полюбила. А уж полюбила — все сначала! Только, помню, за руку возьмет, дрожу вся как в лихорадке! Расстались мы. Ушел он и пропал. Даже записочки не оставил. Демократ!

А так что же. Хорошо живу. Грех жаловаться. С деньгами туговато. На моих чертенятах все горит. Не успеешь Кольке брюки справить, Манюня куксится — платье давай! Давай и давай, а премия с гулькин нос. Я уж Степанычу говорю: «Не срами ты меня больше с такими деньгами». А он отвечает: «Главное не деньги, главное — внимание». Вот так! Внимание! А я-то думала — любовь. Как есть дура! Тут-то и возьмешь беленькую. Сяду сама с собой. Воспоминания, воспоминания! Прямо кино! Всех добрым словом вспомню. Бабье сердце, известное дело, отходчиво, а счастье разве забывается? Вот они вокруг меня, курносики: рыженький, черненькая да сивенький. Хорошие у меня ребята, ласковые, хоть и разноцветные. Облепят, обнимают, целуют, а я реву как корова и не пойму, то ли от счастья, то ли от любви...

Хорошо живу! Вот только... морщинки... Вон их сколько... Беда!

Комментарии
comments powered by HyperComments


Реклама
Письма читателей
Реклама
Пожилым и одиноким: с уверенностью в будущее! Книги с дисконтом
Календарь событий
02
Декабря
Ничего не найдено