Дата публикации: 06.12.2018
Рубрика: Звезды
Добавить к себе в заметки

Звезда мюзиклов Наталия Быстрова

Актриса Наталия Быстрова давно завоевала сердца любителей мюзиклов. Выйдя 12 лет назад на сцену в роли веселой и взбалмошной Софи в постановке «MAMMA MIA!», она сразу привлекла к себе внимание талантом и прочно заняла свое место на театральных подмостках. С тех пор Наталия сыграла главные роли в таких мюзиклах, как «Красавица и Чудовище», «ЗОРРО», «Звуки музыки», «Русалочка», «Чикаго», «Золушка». Сегодня она занята в музыкальных спектаклях «Леди Совершенство» (Мэри Поппинс) и «Анна Каренина» (Кити Щербацкая). А 15 ноября состоится долгожданная премьера еще одного мюзикла под названием Sugar по сценарию кинофильма «В джазе только девушки», где актриса сыграет Душечку.

Наталия, не сложно ли совмещать сразу несколько ролей, тем более столь разных и характерных?

Нет, не сложно. Более того, мне предложили еще один музыкальный проект, премьера которого состоится после Нового года. Я уже 14 лет живу в таком графике, у меня по 30 спектаклей в месяц. Только после рождения ребенка немного сбавила темп, потому что наслаждаться материнством — большая радость. Мне нравится жить в таком ритме. И когда роли разные, это, наоборот, хорошо. Переключаешься и, таким образом, меньше устаешь. Пока есть возможность работать и получать от работы большое удовольствие, не хочется упускать момент. Не буду лукавить, хочется быть успешной и востребованной актрисой, но при этом находить время быть с семьей. Я считаю, что это возможно. Семья ни в коем случае не должна страдать. Должно быть равновесие.


348.jpg

Какая из ролей ближе по ощущениям, характеру?

Каждая интересна по-своему. Часть меня есть во всех. Ведь утверждают на роли именно тех, у кого в личности, голосе, органике, энергии есть то, что нужно. Поэтому я не делаю ничего специально. Все люди многогранны, просто нужно повернуться нужной стороной, найти и достать необходимое. Что-то лежит на поверхности, что-то глубже. Каждая из моих героинь — я. Я в разных обстоятельствах: в «Леди Совершенство» — волшебница, в «Анне Карениной» — наивная романтичная Кити.

В фильме «В джазе только девушки», по сценарию которого будет поставлен мюзикл Sugar, главную роль сыграла Мэрилин Монро, и вас невольно будут с ней сравнивать. Будете ли вы ориентироваться на фильм, на игру Монро?

Сравнение неизбежно. Но соперничать и соревноваться с Мэрилин Монро бессмысленно. В проигрыше будешь априори. А прикоснуться к этой истории, рассказать ее по-своему — очень интересно. Я, безусловно, знаю этот фильм, но сейчас, пока идут репетиции, специально не смотрю его, чтобы не перенять у нее некоторые моменты. Я сначала ищу что-то в себе вместе с режиссером, что во мне отзывается. Есть такое понятие «нарастить скелет» — этим мы сначала и занимаемся. Копировать роль с фильма неинтересно, да и в этом нет смысла. Нельзя сравнивать спектакль и кино. В кино есть крупные планы, свет выставляется специально на героев, история показывается по-другому… А мы в спектакле должны в первую очередь брать своей энергией. Поэтому и нашим будущим зрителям я советую не ориентироваться на фильм, а воспринимать мюзикл как нечто новое, как новую историю.

Как вы относитесь к творчеству Мэрилин Монро?

Очень сложно рассуждать о человеке, представляющем собой целую эпоху. Я отношусь к ней с восхищением, с восторгом. А все спорные разговоры и слухи вокруг нее скорее вызваны завистью. Она до сих пор остается эталоном, влиятельной личностью, секс-символом, непревзойденной и неповторимой. И секс-символ она не только благодаря своей прическе, родинке и пышным формам, а в первую очередь благодаря именно своей энергии. Критики всегда будут, всегда будут завистники, те, кто не могут простить успех другим, тем более такой ошеломляющий успех. Можно как угодно к ней относиться, но то, что она уже много лет является одной из самых любимых и обсуждаемых женщин и актрис, с этим не поспоришь.

Мэри Поппинс — тоже своего рода кумир, мало кто не знает о ней из кино и книг. Каково ее играть, быть «леди совершенство»?

Играть ее — большое удовольствие. У нее есть строгость, юмор, ирония, самоирония, ощущение совершенства во всем. Спектакль несколько отличается от кино. В кино звучат не все написанные композитором песни, не все линии раскрыты. Спектакль более полный. Его любят детки, любят взрослые. Дети — самые строгие критики. И если они верят, восхищаются и любят, это очень дорогого стоит. Для меня самый большой комплимент — когда дети после спектакля просят мам, чтобы у них была такая красивая и веселая няня.


349.jpg

А «Анна Каренина» — какие впечатления от прочтения и от игры?

Вы знаете, во время постановочного процесса мы с коллегами пришли к выводу, что Толстой в школьной программе — это совершенно другой Толстой, чем сейчас. В школьном возрасте ее понимаешь буквально, примитивно. Сейчас эта история воспринимается совершенно иначе, когда мы еще молоды, но у нас уже есть какой-то жизненный опыт. Каждый испытал любовь, разочарование. И его «Анна Каренина», как говорит мой муж (актер Дмитрий Ермак. — Прим. авт.), это хрестоматия взаимоотношений мужчины и женщины.

А вообще хватает времени читать?

Если честно, не очень люблю читать. Я не умею читать, полностью погрузившись в книгу и ни на что не отвлекаясь. У меня не получается. В школе читала, в институте много приходилось читать, в театре, если ставим какие-то вещи, обязательно читаем, разбираем, погружаемся в материал. Но я не тот человек, который выходной проведет за чтением книги.

Меняетесь ли вы сама после ролей?

Конечно. Например, Софи из постановки «MAMMA MIA!» настолько задорная и веселая, что я невольно сама была такой же — приходила на спектакль в прекрасном настроении, уходила в приподнятом. К ролям в некотором смысле прирастаешь, и в жизни я сама уже

не могла позволить себе грустить или расстраиваться. Ее озорной характер стал частью меня. Но это все в легкой форме. Это как одежда. Надел, рассказал историю и тут же ее снял. Это не значит, что после спектакля мы приходим домой и продолжаем вести себя как герои. Вот это было бы странно. Уходя со сцены после окончания спектакля, мы становимся самими собой, а не едем домой принцессами или призраками оперы… Актер должен уметь как войти в роль, так и выйти из нее. Хотя муж иногда шутит: «Вот бы ты и дома ходила как принцесса».

Для вас ваши зрители — это...

Люди, с которыми я провожу почти каждый вечер, с которыми делюсь чем-то очень личным. Можно даже сказать, что это мои психотерапевты. (Смеется.) Мы делимся всем со зрителями, можем какие-то свои проблемы, переживания «вылить» через роль на сцене.

Волнуетесь перед представлениями?

Обязательно. Иногда бывает чуть меньше, иногда очень сильно, когда премьера или когда важные люди сидят в зале. Самообладание, безусловно, нужно.

А что вас делает счастливой как артистку?

В первую очередь востребованность и чувство, что ты нужен, что то, что ты делаешь, люди любят и ценят сейчас. Для артиста важна своевременная оценка, признание.

Есть такая фраза «Без зависти не бывает искусства». Вы согласны?

Я бы сказала по-другому: «Без чувства соперничества не бывает роста». В любой сфере деятельности. В том числе и в искусстве, в творчестве. Когда у тебя большая конкуренция, она не дает расслабиться, держит в тонусе. Здоровая конкуренция дает возможность расти. А зависть — это что-то такое грызущее, ты не можешь спокойно дышать. Не думаю, что такое темное может рождать искусство. Ведь искусство — это созидание, а зависть —разрушение.

Работа в кино для вас проще или тяжелее?

Для меня тяжелее. Я очень комфортно чувствую себя на сцене, особенно в жанре мюзикла, в котором, как ни в каком другом жанре, есть возможность почувствовать эту живую энергию, циркулирующую от зрителя к артистам. Энергия идет от танца, от музыки, от вокала. Музыка несет в себе невероятное воздействие на зрителя! Жанр очень динамичный, легкий, экспрессивный, он моментально провоцирует зрителей на выплеск положительных эмоций, даже если история драматическая. Это можно потрогать, пощупать. А в кино ты это не чувствуешь. Остается только догадываться, как это выглядит на мониторе. В кино можно «спрятаться за дубль», не получилось — переснять. Оператор сделает красивую картинку. Необязательно быть суперталантливым, все сделает общая работа. А в театре это то, что сейчас. Нет вторых дублей, нет возможности переиграть. Тебе нечем прикрыться, ты не спрячешься за костюм или декорации. Но, конечно, у меня есть интересные работы в кино, мне есть чем гордиться.

Вы встретили своего будущего супруга практически на сцене. Сейчас у вас подрастает сын. Сколько ему?

В октябре будет 4 года. Мы его очень планировали. Он у нас очень желанный. Мы готовились к этому событию основательно, как к самому счастливому дню в жизни. Ходили на курсы молодых родителей. Даже нашли в интернете фильм о том, как формируется плод, что с ним происходит каждую неделю. И каждую неделю с нетерпением ждали момента, чтобы посмотреть, что у нас за эти 7 дней произошло, что изменилось.

Насколько известно, вы недолго были в декрете.

Да. Мне повезло и с тем, что беременность проходила очень легко. Я играла на сцене до шестого месяца, у меня было два проекта — мюзиклы «Русалочка» и «Чикаго». Из «Русалочки» я ушла чуть раньше в силу того, что там было несколько опасных для малыша моментов. А вот в «Чикаго» я выступала до 6 месяца, сыночек прислушивался в моменты, когда я двигалась, танцевала и пела, не мешал.


351.jpg

Ваш супруг Дмитрий принимает участие в воспитании сына?

Дима — прекрасный отец и делает очень многое. Они с Елисеем прекрасно ладят. Многие отцы теряются и боятся подходить к грудным детям, не знают, что с ними делать, а Дима не боялся ничего — купал, менял подгузники, кормил. Они гуляют, ездят на тренировки (мы отдали его на спортивную гимнастику, фигурное катание и плавание), Дима его кормит, укладывает спать. У нас нет четкого разграничения обязанностей. Зависит от занятости обоих.

Елисей уже был за кулисами театра?

Мы стараемся его часто туда не брать. Не хотим, чтобы он рос за кулисами. Но если получается, что он с нами, то проблем не возникает — у него замечательный характер, он очень усидчивый. Такое ощущение, что ребенок знал, в какой семье рождается. У нас были и фотосессии, и интервью, и Елисей не капризничал, все выдерживал. Во время спектакля спокойно сидит за кулисами, ждет и с интересом наблюдает.

Что изменилось в Вашей жизни с рождением ребенка?

Она стала интереснее, приобрела смысл. Сейчас главное, что мы приедем домой, а там нас ждет наш малыш. И теперь хочется работать для него. Обязательно наступит тот возраст, когда ему очень захочется нами гордиться. Хочется научить его, показать, как здорово быть трудолюбивым, заниматься любимым делом и быть счастливым. И, конечно, для меня очень важно, что мой ребенок засыпает в ощущении любви, моих объятиях, спокойствии и доверии, что он не один.


351.jpg

Фото: Мария Кузьмина


Комментарии


Реклама
Письма читателей
Реклама
Липовый чай
Календарь событий
13
Декабря
Ничего не найдено